Энглер Алёна

Назад

Алёна Энглер не стесняется своего прошлого. Судьба ставила хромтаучанке подножки, но женщина не сдавалась. Сейчас предпринимательница, практически выросшая на свалке, имеет собственный гостиничный бизнес. Начав с нуля, теперь она сама помогает односельчанам.

Некогда в Хромтауском районе было немало немцев. Сейчас их осталось не больше пятисот. Между областным центром (Актобе) и районным (Хромтау) расположился небольшой посёлок в две тысячи душ, который вот уже двадцать лет называется Акжар (бывшее село Новороссийское).

Местного умельца и изобретателя Валерия Энглера знает вся округа. Родился он в 1945 году, на следующий день после окончания Второй мировой войны. Его родителей вместе с несколькими немецкими семьями выслали сюда из Украины. Пришлых поселили в «гостинице» – так называли конюшню. Голодное детство навсегда врезалось в память Валерия Эдуардовича. Благо, детвору подкармливала повариха в столовой. За это благодарные ребятишки приносили ей букетик полевых цветов.

Тяга к технике передалась от отца, который был превосходным лётчиком.

У отца была возможность уехать в Германию, но он предпочёл остаться в посёлке. Сказал, что здесь он родился, здесь его и похоронят…

В юношеские годы стал помогать ремонтировать технику, да так и остался в этой сфере, со временем став лучшим токарем района. Мастер от Бога собирал всё, за что его и называли Кулибиным. Правда, особого капитала Валерий Энглер не нажил. Проще говоря, был из категории бедняков…

22 апреля 1970 года в семье Энглеров родилась дочь Алёна.

Счастье в свалке

Огромная свалка на краю посёлка Новороссийск больше напоминала муравейник. Здесь всегда копались люди, волею судьбы оказавшиеся на краю жизни. Пока одни запускали в космос корабли, другие выживали как могли. Алёна часто бывала на свалке. Здесь ей было хорошо. Именно в кучах старого барахла она находила утешение. В школе девочку не любили, считали белой вороной. А на свалке так не думали, поэтому-то она и уходила сюда в поисках самой себя.

– Грязнулей не была, испачкаюсь – помоюсь. А вот рукодельничать очень любила: найду тряпочки старые, постираю, сошью что-нибудь. Сколько одежды перешила, не счесть! Люди приносили старые шубы, так я быстро кроила и перешивала их в детские, – вспоминает Алёна.

Несколько раз в неделю отец с дочерью приезжали на свалку, загружали в люльку мотоцикла всё, что могло пригодиться в хозяйстве. Иногда попадались стоящие вещи, например, трансформатор, где требовалось лишь заменить перегоревшую лампочку…

Родная нянечка

Окончив восемь классов школы, девушка принимает решение пойти работать. Предложили попробовать нянечкой. С первого же дня малыши полюбили Алёну. Какая-то добрая энергетика шла от совсем ещё юной сотрудницы детского сада. Да и девочка всей душой прикипела к детворе. Три года пролетели незаметно. Дальнейший выбор был очевиден – Алёну хотели видеть в качестве воспитательницы. Освоила она и эту профессию, а потом десять лет проработала в детсаду, но уже в Хромтау.

– Дети – цветы нежные, ласковые, непохожие друг на друга. Они меня многому научили. Это был прекрасный период моей жизни, – признаётся собеседница.

Назад, в село…

Любовь приходит неожиданно. Так получилось и с нашей героиней. Молодая чета решила жить в посёлке. Здесь, в Новороссийском, ячейка общества и встретила рождение и первые шаги нового государства – Казахстан.

Сельчане выживали как могли. Тем, кто держал скотину и подсобное хозяйство, было полегче. Молодой семье, уже с ребёнком, было туго. Благо, выручал Валерий Эдуардович – грибника лучше него в посёлке не было. Он же собирал ягоды, заготавливал соленья…

– Как жили? Крыша над головой была – сарайчик на подпорках. Своя земля, выращивали овощи. Имелись и свинка с коровой, – говорит Алёна.

Чайхана под небом

Шёл 1995 год. В Казахстане разразился экономический кризис. Долги по зарплате исчислялись месяцами. Сельчане были в отчаянии. В непростое время Энглеры решают зарезать свинью.

– Мимо нашего посёлка проходит трасса международного значения. В один из дней мы с подругой вышли, расстелили ковёр, соорудили мангал, жарили шашлыки и торговали. Голодные дальнобойщики были рады такому «подарку», ведь кемпингов и придорожных кафе тогда не было. 200-300 тенге – дневная выручка. Прибыль в 500 тенге считалась счастьем.

На следующий год предприимчивые сельчанки решили разнообразить меню чаем с печеньем. Именно тогда в голове у Алёны и родилась мысль о придорожном кафе. Правда, о добротном здании можно было только мечтать. Зато в посёлке имелся старый полуразвалившийся вагончик: без окон и дверей, с прогнившим полом и ржавой крышей. Хозяева этого «добра» попросили за него корову. Пришлось Энглерам расстаться с животинкой…

Первые ошибки девчат

1997 год. В мире начинают выпускать процессоры «Пентиум II», в Казахстане готовятся к переносу столицы, а Алёна Энглер покупает старый вагончик. Торговала шашлыком и чаем, а в перерывах делала ремонт. И снова выручила свалка: оттуда были доски, фанера, куски линолеума, солома вместо утеплителя. Краску тоже раздобыли тут же, зелёного цвета было много.

20 сентября 1997 года на 803-м километре трассы Самара-Шымкент появился зелёный вагончик. Столовую назвали просто – «У девчат». Лишней посуды не было, всё брали из дома. Варили борщи, супы, макароны с сосисками. А водителю много и не надо – дёшево, и желудок полный. Через месяц к самозанятым предпринимательницам заявились налоговые инспекторы. За незаконную деятельность вкатили штраф – шесть тысяч тенге – большие деньги по тем временам. Зато с этого момента Алёна Энглер зарегистрировалась в качестве предпринимателя.

Падали, но поднимались

Неспокойная жизнь начала налаживаться: клиенты довольны, бизнес стал приносить небольшой, но стабильный доход. Но все проблемы оказались ничем перед надвигавшейся катастрофой. Волна рэкетирства искалечила тогда тысячи судеб. Не обошла она и Энглеров.

– Только уходили одни, приходили другие. Когда отказывались платить, нам разбивали окна, ломали двери, отрезали от света, стреляли… Нас ставили на колени, и тогда мы умоляли о пощаде… – со слезами вспоминает Алёна.

Можно было нанять охрану за баснословные деньги (22 тысячи тенге в месяц), но и она дежурила только с утра до вечера… Чтобы выжить, надо было молчать. Молчать и платить. Помощи ждать было неоткуда…

– После очередного наезда решила закрыть кафе. Не за себя, за дочь было страшно. Только молитвы и спасали.

Несколько дней без работы дали о себе знать, деньги заканчивались, а значит, снова идти в кафе. Работать. И терпеть. Лишь к 2003 году рэкетирство сошло на нет: кого убили, кого посадили.

Переживём и это

Казалось бы, за все испытания судьба должна была вознаградить предпринимательницу. Поначалу так оно и было: подкопив денег, Алёна приобрела и второй вагончик: там решили сделать столовую, а прежний теперь стал мини-гостиницей. Кстати, во время бурана и метели этот вагончик выручил десятки человек, став единственным пристанищем для застрявших на трассе. Благодарные люди его ещё долго вспоминали.

Годы шли, бизнес нужно было расширять. Появились мысли о строительстве хорошего кафе. Своими силами за пару месяцев из щитов и собрали небольшое здание. Наладив бизнес в родном посёлке, Алёна Валерьевна решает обосноваться в Хромтау. Здесь она разглядела новое направление – приобрела квартиру и стала сдавать её в аренду.
Судьба снова решила испытать на прочность бизнесвумен – сгорело только-только построенное кафе.

– Обидно до слёз, много труда было вложено. Хотя меня уже столько раз била судьба, что я просто так решила не сдаваться! – с вызовом говорит Алёна.

За пару месяцев здание было построено заново – одноэтажное, из ракушечника. Благодаря Алёне Энглер, новая гостиница появилась и в самом Хромтау. Жизнь наконец-то дала предпринимательнице шанс вздохнуть спокойно.

Твори добро

Пять лет назад Алёна Энглер вернулась в свой посёлок. И снова решилась на перемены: своё одноэтажное кафе переоборудовала под продуктовый магазин, а гостиницу запланировала построить чуть поодаль. Большое, добротное, в два этажа здание. На первом – столовая, на втором – спальные номера. Название менять не стали – кафе «У девчат» знают почти все дальнобойщики Казахстана и ближнего зарубежья. Сейчас в Акжаре она как волшебник: накрывает для местных жителей столы на праздники.

– Корни-то у меня немецкие, – улыбается Алёна. – Поэтому отмечаем два Рождества и две Пасхи: католические и православные. В посёлке все знают, что здесь живут немцы.
Помня о своём тяжелом детстве, бизнесвумен старается помочь каждому нуждающемуся. На склад ненужных вещей, открытый ею в Хромтау, постоянно приносят одежду, которую потом Алёна раздаёт сельчанам.

Под Новый год фрау Энглер переодевается в Деда Мороза и раздаёт подарки, заходит в дома и преподносит сюрпризы.

Я обычная крестьянка…

Давным-давно наша героиня ездила на старом мотоцикле, сейчас джип – её рабочая «лошадка». Впрочем, своим положением она не кичится, одевается неброско, по-сельски.

– Мои деньги дались мне огромным трудом. Не дай Бог никому пережить то, что было со мной… Знаю одно: если вдруг у меня не станет моего бизнеса, то пойду на свалку и снова поднимусь. Когда знаешь как, это не так уж и трудно, – заключает бизнесвумен.

Дмитрий Шинкаренко

Поделиться ссылкой:

x

X