Выбрать страницу

Валерий Шевалье 

В Астане 29 ноября состоялась Международная языковая конференция «Немецкий язык: вызовы и перспективы изучения в Казахстане» 

Депутат Мажилиса Парламента РК, председатель Попечительского совета ОФ «Возрождение» Альберт Рау, чрезвычайный и полномочный посол ФРГ в Казахстане Тило Клиннер, представители департаментов образования МОН РК, Национальной Академии Образования им. Алтынсарина, РНПЦ «Учебник» МОН РК, Центра педагогического мастерства АОО «Назарбаев Интеллектуальные школы», АО НЦПК Өрлеу, Института им. Гёте, директора школ, учителя немецкого языка, члены ОФ «Возрождение» единодушно отметили важность и своевременность поднятой проблемы в жизни немецкого этноса в Казахстане. По итогам дискуссии была принята резолюция, главный пункт которой был категоричен и чётко обозначен датой. Первого сентября 2019 года в школах страны должны начаться уроки немецкого языка для учеников 1-4 классов. Но обо всем по порядку. 

Казахскому, русскому – да! А изучение английского или немецкого языков следует оставить на выбор родителей или ученика. Когда было принято решение о переходе в школе на трехъязычие – казахский, русский, английский – система отечественного образования пошла в атаку и довольно скоро упростила задачу. Акцент делался на то, что третьим языком в общеобразовательной школе обязательно должен быть английский. Ну, хотя бы потому, что несколько предметов в старших классах будет изучаться на английском. Хорошо. Но никто при этом не удосужился или не рискнул сказать, что такая однозначность решения вопроса идет вразрез с законами нашей страны и, в частности, с Конвенцией о защите прав детей нашей республики. Увидев, что света в конце тоннеля не предвидится, преподаватели немецкого языка, в подавляющем большинстве, начали в спешном порядке переучиваться на преподавателей английского языка, или вообще ушли из профессии. Отлаженная десятилетиями система обучения немецкому языку начала разрушаться на глазах. Уволились педагоги, исчезли учебники и методические пособия, некого стало и учить. Драма усиливалась с каждым годом, принимая формы языковой трагедии. А между тем все должно было идти совсем не так. Никакой «обязаловки», как оказалось, в изучении старшеклассниками химии, биологии, физики и других предметов только на английском языке нет. И никогда не было! По желанию ученика он может изучать эти предметы на русском или казахском в зависимости от того, в какой школе он обучается. Для многих участников конференции эта информация стала сенсационным откровением. Правда, и объяснение быстро нашлось – не так поняли, мало пропагандировали, рекламировали, растолковывали… 

Конечно, построить всех в одну шеренгу проще и дешевле, нежели реализовать практически индивидуальный подход к каждому ученику. Дорого, сложно, много нестыковок и прочих технических нагрузок. Но закон надо выполнять в полном объеме, а не по квоте обстоятельств и возможностей. 

Усилиями в первую очередь Альберта Рау, в этом году дело пошло в обратном направлении –  вместо категоричного слова «английский» в закон внесена поправка в виде дипломатичного слова «иностранный». 

„ Но как теперь вернуться на позиции хотя бы десятилетней давности и начать изучать немецкий язык? 

А почему «начать»? В некоторых гимназиях и лицеях страны не стали разрушать нажитое многолетним трудом и оставили всё как есть: учителей — при той же зарплате, часы преподавания — практически те же, учебники привезли из Германии, заказали книги в издательствах с мировым именем. То есть, в этих отважных школах наши дети изучают немецкий по тем же учебникам, что и во многих продвинутых странах мира. И прекрасно справляются с программами, пусть даже и не прошедшими экспертизы в отечественных инстанциях. Следует отметить, слово «экспертиза» звучало на конференции чаще, чем «дети», «учителя», «право выбора». Но это — период роста. И не только чиновников от министерства образования, но и всех нас тоже. Так вот, экспертиза нового учебника, который может появиться на парте нашего ученика, в среднем занимает всего ничего – без малого почти год. Никаких восклицательных знаков – все по закону. Программы по изучению предмета поддаются экспертизе и утверждению немного быстрее, но тоже требуют времени. При этом составление и экспертиза программы по изучению немецкого языка началась как-то «с заднего крыльца» — с пособий для десятых и одиннадцатых классов(?). Я хоть и давний, да выпускник педагогического института, но так и не понял такой арифметики. Выходит, наши малыши первых-четвертых классов, и не только из немецких семей, но и вообще из любой казахстанской семьи, кто пожелает — снова потеряют год учёбы без немецкого языка? Вот здесь хочется поставить вопросительный знак на половину газетной полосы. 

Так где же взять учебники и учителей, чтобы наладить дело должным образом?  

«Они у нас имеются, » — говорят самые умные в мире люди. И у нас они тоже есть – учителя и учебники. Когда на трибуну конференции поднялась президент национального союза учителей немецкого языка Казахстана Назым Дуйсенова, в зале снова повис очередной вопрос: откуда? Да оттуда, все из тех же школ республики. И сколько в союзе учителей? Да всего ничего — что-то около восьмидесяти человек (это только те, кто записан). А сколько тех, кто ушел в английский, в другие предметы или даже из школы? Резерв? Безусловно. 

А как сейчас можно выучиться на учителя немецкого языка, если в школах его преподают мизерно мало? До недавнего времени выпускников с английским вообще не брали в немецкие группы. Сейчас и этот барьер снят, но тем, кто решится на такую перетасовку, придётся нелегко. Но ведь есть выпускники обычных школ и лицеев, желающие изучать и затем преподавать немецкий язык хоть с алфавита! 

Во многом проблему могли бы решить гранты, которые щедро выдает нам Германия. Могли бы, но пока не получается. Гранты раздаются по вузам равномерно, почти без учёта спроса и часто остаются не освоенными. 

По поводу учебников конференция предложила два выхода. Первый – временно последовать примеру тех школ, которые уже сейчас учатся по учебникам немецких издательств и никакой, интеллектуальной «аллергии» не испытывают. Второй путь – создать рабочую группу по продвижению программ и учебников по немецкому языку и к 1 сентября 2019 года выдать все необходимое в школы страны. Задачка, признаюсь, не из простых. Потянем ли? Время покажет… 

Кажется, Бисмарк шутил: «На английском надо разговаривать с дипломатами, на французском – с дамами, а на немецком – с лошадьми». Простим Отто Эдуарду Леопольду фон Бисмарку, первому канцлеру Германской империи, такую вольность. И сделаем уточнение: немецкий – язык инженеров и машиностроителей, звёзд мировой медицины и науки.  

Факт неоспоримый, он никак не противоречит выбору, к примеру, английского в триаде языкового обучения в нашей стране. Но и напоминает: хочешь настоящих знаний и диплома, который станет пропуском в любую страну мира – учи немецкий язык. И в родном Казахстане не пропадешь с такими знаниями. Германия сегодня – одна из немногих стран мира, которая сохранила классическую форму обучения по самым разным специальностям. Профессура – одна из лучших в мире, получает очень высокие вознаграждения за труд. Учиться трудно, но зато бесплатно. Есть выплаты в семестровый период, но они даже приблизительно не сравнимы с затратами на обучение ни в одной другой стране мира, за исключением Австрии. Там аналогичные условия. И тоже немецкий язык, если помните.  

Как отметил в своем выступлении Альберт Рау: «Мы дошли практически до точки невозврата, до крайней точки, когда мы не можем уже действовать в одиночку, без взаимодействия со всеми ответственными за это структурами. Если сегодня мы не приложим консолидированного усилия для возрождения традиций изучения немецкого языка в Казахстане, мы потеряем его навсегда. Необходимо дать шанс немецкому языку». 

X