День памяти и скорби в Риддере

Назад

В Риддере представители общества «Видергебурт» собрались в местном краеведческом музее, чтобы почтить память советских немцев, пострадавших от насильственной депортации из Поволжья.

28 августа 1941 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», согласно которому все немецкое население данного региона безосновательно обвинялось в пособничестве германскому фашизму.

На встрече в музее перечислялись многие факты трагической депортации. Действие Указа распространялось практически на всех граждан немецкой национальности. Автономная республика немцев Поволжья была ликвидирована, а лица немецкой национальности под конвоем военных насильно вывезены в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. Процесс депортации начался осенью, переселенцы прибывали на новые места жительства, где уже было холодно, а запаса продовольствия и теплых вещей не было. Ужасное положение усугублялось зачастую плохим знанием русского языка, общим негативным настроением по отношению к немцам из-за войны с фашистской Германией.

Восстановления справедливости пришлось ждать долго. Полное правовое равенство поволжские немцы обрели лишь в 1991 году, когда 26 апреля вышел закон «О реабилитации репрессированных народов», которым все репрессивные акты были признаны противозаконными и преступными. Однако старые обиды и пережитые невзгоды не прошли бесследно. В начале 1990-х годов из Казахстана в Германию уехали около двух миллионов немцев.

Основная масса советских немцев в годы Великой Отечественной войны была призвана в так называемую трудовую армию. Немцы-трудармейцы работали в шахтах и на лесоповале, строили оборонные предприятия. Они содержались фактически как заключенные в лагерях. Условия были изнурительными, а питание скудным, в результате люди массово гибли от болезней и голода, становились инвалидами.

В музее Риддера хранится история Иоганна Фрёзе, который вспоминал, что в 1942 году 15 000 немцев-трудармейцев прибыли на лесоповал, а год спустя их осталось всего три тысячи, т. е. 80 процентов погибли от голода, инфекционных заболеваний и непосильного труда. Даже при максимальном напряжении им удавалось выполнить 70-80 процентов нормы, что непременно сопровождалось уменьшением и без того скудного пайка. Наличие часовых подавляло людей в морально-психологическом плане. Стройбат в Лениногорске просуществовал до лета 1943 года, после чего большая часть немцев была направлена в Усть-Каменогорск (управление «Алтайсвинецстрой»), где они продолжали трудиться на строительстве будущего свинцово-цинкового комбината. Вместе с другими спецпереселенцами (чеченцами) немцы внесли огромный вклад в развитие промышленности региона.
В Зыряновске трудармейцы работали на рудниках и лесоповалах, в каменных карьерах, где тоже гибли от голода и болезней.

Всего в Восточно-Казахстанскую область было депортировано 72 000 советских немцев.

От политических репрессий пострадала жительница Риддера Мария Дик, которая с момента рождения в1954 году вместе с родителями находилась на спецпоселении в Казахстане. На встрече в музее Мария Васильевна рассказала о том, что отец и мать были выселены из России в 1947 году, а реабилитация самой Марии Дик состоялась лишь 14 апреля 1993 года на основании Закона РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий».

Жительница Риддера Лидия Яковлевна Литвинова не могла сдержать слез, показывая ответ из управления КГБ по Волгоградской области на заявление жительницы Чимкентской области Амалии Вильгельм от 18 декабря 1990 года о судьбе отца Франца Бенцеля (Бензеля). В документе указывается, что Франц Францевич родился 23 октября 1890 года в селе Кольб, Франкского кантона, АССР немцев Поволжья, работал плотников в школе. 29 ноября 1937 года был арестован по обвинению в фашистской агитации, а 9 декабря 1937 года его приговорили к расстрелу. Место захоронения не указано…

По Указу 1941 года из армии стали отзывать солдат и офицеров немецкой национальности. На встрече в музее немцы общества «Видергебурт» с удивлением узнали, что многие советские немцы остались в Красной Армии под вымышленными фамилиями и самоотверженно сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Так, например, Герой Советского Союза лейтенант Вольдемар Венцель из Саратова воевал под фамилией Венцов; старший лейтенант Артур Бойгель записался как Бойченко; Петер Левин стал Левиным и под этой фамилией дошел до Берлина; врач Георгий Эмильевич Рихтер прошел всю войну под именем Михаила Васильевича Смирнова; Пауль Шмидт взял фамилию своего друга детства азербайджанца Али Ахмедова и т. д.

— Советским немцам, — рассказала научный сотрудник краеведческого музея Елена Путинцева, — не доверили с оружием в руках защищать свою Советскую Родину, однако многие из них воевали в партизанских отрядах, становились подпольщиками. Подвиги многих отмечены высокими государственными наградами. Так, звания Героя Советского Союза были удостоены солдаты-танкисты Петер Миллер и Михаэль Геккель, генерал-майор Сергей Волькенштейн, крмандир партизанской бригады Александр Герман, легендарный разведчик Роберт Клейн и многие другие. Были советские немцы и среди защитников Брестской крепости. Вот имена некоторых: майор Александр Дулькайт, старшие лейтенанты Георг Шмидт, Александр Герцог, старший лейтенант медицинской службы Кролл, полковой врач Вебер, начальник штаба противовоздушной обороны Александр Вагенлейтер и другие.
Почти у каждого участника встречи в музее нашлось что рассказать о трагических событиях . Они с большим уважением называли имена родителей, дедушек и бабушек, близких и дальних родственников, друзей и знакомых.

В заключение председатель общества «Видергебурт» г. Риддер Любовь Игнатьева сказала, обращаясь к землякам, что все невзгоды и нечеловеческие испытания насильственного переселения, выпавшие на долю советских немцев, они вынесли мужественно и с честью, и что только сильные духом люди в тех условиях смогли остаться людьми, это значит, что мы можем и должны гордиться нашими соотечественниками, помнить и чтить их имена.

Андрей Кратенко

Поделиться ссылкой:

x

X