Это наша история, хоть и трагическая…

Назад

28 августа, в День памяти и скорби российских немцев, члены Северо-Казахстанского общества немцев «Возрождение» возложили цветы к мемориалу памяти жертв массовых политических репрессий. 79 лет назад Указ Президиума Верховного Совета СССР положил начало депортации поволжских немцев. Целый народ был обвинён в пособничестве «многочисленным шпионам и диверсантам», якобы засланным гитлеровцами в этот регион. С тех пор судьба российских немцев десятилетиями была связана с ужасными испытаниями только из-за принадлежности к немецкой национальности.

Сегодня из рассказов и воспоминаний наших бабушек, дедушек, их родителей нам известно, сколько горя, страха и лишений выпало на долю немецких семей из Поволжья в военное время и в послевоенный период.

«Долгое время говорить о заслугах российских немцев в годы войны считалось стыдным и неудобным. Даже при описании подвига Николая Гастелло старались обходиться без его отчества, потому что отца его звали Франц. Похожих историй множество. Люди боялись собственных имён и фамилий. Помнить историю нужно всегда, но в этот день мы особо чтим память своих предков, тех, кого с нами уже нет, и тех, кто, пережив все трудности и невзгоды, ещё находится рядом с нами», – отметил Евгений Кинцель, председатель Совета правления Северо-Казахстанского общества немцев «Возрождение».

Особенно ценно, когда историей своей семьи интересуется и делится молодежь. Юная активистка регионального общества немцев Мария Лотц рассказала, что её прабабушка записывала информацию о себе, своих родителях, а также их родителях в специальную тетрадь. Одна из записей гласит: «Бабушка со стороны матери Олинда Финк родилась в 1862 году в Германии. В маленьком возрасте была вывезена в село Гнаденфлюр Гнаденфлюрского кантона АССР НП (ныне это село Первомайское, Федоровского района, Саратовской области – прим.авт.), где проживала до 1904 года. В 1904 году умерла при родах. Отец – Данил Киль – родился в феврале 1882 года в с. Гнаденфлюр. Вёл единоличное хозяйство, был раскулачен. 9 декабря 1937 года осужден и приговорён к расстрелу. Мать – Беата Киль, урождённая Финк, родилась 8 декабря 1886 года в с. Гнаденфлюр. В 1929 году раскулачена. В сентябре 1941 года по национальным мотивам была выслана на спецпоселение в Алтайский край, Залесовский район, с. Большой Калтай…»

Сама Маша рассказывает: «Моя прабабушка – Зельма Лотц, урожденная Киль, – в возрасте 17 лет была репрессирована и отправлена на Алтай. С 1943 по 1945 гг. находилась в трудовой армии в Свердловской области в селе, трудилась на лесоповале. Чтобы парни и девушки, работавшие там день и ночь, не умерли от болезней, в особенности от цинги, их заставляли пить хвойную воду. После этого ещё год работала по вольному найму на лесоповале уже в Челябинской области. Затем вернулась в Большой Калтай. У моей прабабушки пятеро детей, двое из них считаются реабилитированными».

Муж Зельмы Даниловны – Владимир Лотц – был выслан на Алтай в 1941 году, работал трактористом. В 60-е годы они перебрались на север Казахстана и поселились в селе Благовещенка. Зельма Даниловна трудилась на молочном заводе до самой пенсии и ещё три года после выхода на заслуженный отдых. Только в 1964 году обвинения советских немцев в пособничестве врагу были признаны необоснованными. После этого началось восстановление их гражданских прав, затянувшееся на долгие годы. Потомки этих сильных и благородных людей, переживших репрессии, трудовую армию, холод и голод, скитания по спецпоселениям, не должны забывать боль и историю своего народа.

Евгения Кузьменко

Поделиться ссылкой:

x

X