Интервью по итогам исследования положения немцев Казахстана

Назад

Предлагаем вниманию читателей интервью с докторами философских наук, профессорами Валентиной Дмитриевной Курганской и Владимиром Юрьевичем Дунаевым по интеграции этнических меньшинств в казахстанское общество (на примере немецкого этноса).

Какие задачи стояли перед вами при проведении исследования? Когда оно было проведено?

В.Д.Курганская: Всего было проведено два исследования – в 2008 г. и в 2012 г. Это позволило выявить тренды в настроениях немцев Казахстана. Однако если в 2008 г. мы провели комплексное исследование положения немцев в Казахстане, то в 2012 г. предметом исследования стала система общественного самоуправления немецкой диаспоры в контексте проблем, стоящих перед немцами Казахстана. С одной стороны, эта система направлена на консолидацию и укрепление этнокультурной идентичности казахстанских немцев – через сохранение и развитие национальной культуры, языка, традиций, обычаев, с другой стороны – на дальнейшую добровольную, осознанную интеграцию немецкой диаспоры в общеказахстанские экономические, политические, социокультурные макроструктуры.
В.Ю.Дунаев: Анализ проблем системы общественного самоуправления немецкой этнической группы Казахстана осуществлялся через исследование социально-экономического положения немцев РК, эффективности деятельности немецких этнокультурных объединений РК, участия немецкой национальной группы в общественной жизни страны и ее влияния на гражданское общество в Казахстане, возможностей ЭКО в осуществлении коммерческой деятельности, социально-психологического самочувствия и миграционных стратегий немцев, соблюдения их прав.

В каких областях Казахстана прошло исследование? Как проводилось исследование?

В.Д.Курганская: Объектом исследования стало немецкое население, компактно проживающее в 9 областях Казахстана – Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской, Павлодарской, Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Жамбылской, Южно-Казахстанской, Алматинской. Было опрошено 1707 респондентов — жителей 83 населенных пунктов: северной и южной столиц, областных центров, небольших городов – районных центров, сел.
В.Ю.Дунаев: Работа с респондентами проводилась по специально разработанному инструментарию: респонденты опрашивались по анкете, экспертные интервью и фокус-группы проведены согласно заранее подготовленным вопросникам. Было взято 64 глубинных интервью у рядовых немцев и у активистов этнокультурных объединений, проведено 18 фокус-групп — в Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской, Павлодарской, Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Жамбылской, Южно-Казахстанской, Алматинской области. В фокус-группах также приняли участие как рядовые члены немецкой этнической группы, так и активисты этнокультурных объединений.

Согласно вашим исследованиям, как изменилось материальное положение немцев в стране за последние годы?

В.Д.Курганская: Материальное положение основной массы немецких семей в Казахстане за последние годы значительно улучшилось. 90% респондентов оценивают свое материальное положение как хорошее или среднее. Число семей, улучшивших за последний год в той или иной мере свое материальное положение, в два раза превосходит число семей, чье материальное положение ухудшилось. Эти показатели свидетельствуют о высоком уровне и позитивной динамике показателей удовлетворенности немецким населением РК уровнем и качеством своей жизни в современном Казахстане.

В.Ю.Дунаев: Однако, с учетом такого фактора, как «позитивно-аксиологический синдром», ситуация в социально-экономической сфере жизнедеятельности немецкой диаспоры выглядит не столь благополучной.  Как показали результаты опроса, лишь 2% казахстанских немцев могут позволить себе приобретение недвижимости, покупку хороших автомобилей, отдых на престижных курортах и т.д. – т.е. отвечают критериям принадлежности к среднему и верхнему слою среднего класса в социально-экономически развитых странах – например, в той же Германии. Казахстанские немцы, оценивающие свое материальное положение как «среднее», считают, что они живут неплохо, если денег хватает на необходимые продукты питания и одежду, а в доме есть телевизор и холодильник.

Как бы охарактеризовали экономические стратегии немцев Казахстана?

В.Д.Курганская: В стратегиях или моделях экономического поведения этнических немцев Казахстана можно выделить три основных типа ответа на экономические и организационные изменения в ходе рыночных преобразований: стратегии выживания, адаптации, преуспевания. Как показали результаты анкетного опроса, менее третьей части генеральной совокупности респондентов стремятся повысить свой доход всеми возможными способами – т.е. исповедуют стратегию преуспевания. Почти половина респондентов из числа этнических немцев Казахстана стараются жить по средствам (избирают стратегию адаптации), а пятая часть опрошенных снижает уровень своих запросов и потребностей (что соответствует стратегии выживания).
В.Ю.Дунаев: Добавлю к сказанному, что достаточно четко выраженной является зависимость избрания той или иной стратегии экономического поведения от уровня образования; высокий уровень образования позволяет человеку более активно, более избирательно и гибко вести себя на рынке рабочей силы, в меньшей степени зависеть от произвола работодателя. Образование расширяет возможности переквалификации, освоения перспективных и высокодоходных специальностей и т.д. Вместе с тем сохраняющаяся в Казахстане макроэкономическая структура, в которой преобладают низшие хозяйственно-технологические уклады, в значительной степени нивелирует зависимость уровня доходов от различия в уровне образования. Соответственно, снижается функциональная зависимость избрания стратегий экономического поведения, степени активности в решении материальных проблем, от образовательного уровня.

Какое социально-психологическое самочувствие у немцев Казахстана?

В.Д.Курганская: При довольно скромных потребностях и запросах немецкого населения Республики Казахстан, только очень незначительное количество респондентов (3,5%) оценивают свое положение как бедственное. Немцам в РК в гораздо большей степени присущи такие состояния, как спокойствие, уверенность, оптимизм, нежели агрессивность, страх перед будущим, апатия.

В.Ю.Дунаев: Тем не менее процент потенциальных мигрантов среди немецкой диаспоры Казахстана остается достаточно высоким. Четыре года назад более половины респондентов (55,2%) не собирались уезжать из Казахстана. В 2012 г. доля респондентов-немцев, желающих переехать из Казахстана, перешла 50%-й рубеж, т.е. миграционные настроения казахстанских немцев усилились.

Каковы главные причины миграции, которые называют немцы?

В.Д.Курганская: Причин достаточно много. Главными причинами респонденты называют следующие: желание воссоединиться с родственниками; желание жить на исторической Родине; отсутствие уверенности в завтрашнем дне; невозможность получения детьми качественного среднего или бесплатного высшего образования; отсутствие перспектив получения достойной заработной платы.

В.Ю.Дунаев: Улучшение социально-экономической ситуации в стране в целом и обусловленное этим процессом улучшение материального положения семей этнических немцев существенно повлияло на структуру мотивации их миграционных настроений. Однако, как следует из ответов респондентов, улучшение экономической ситуации в Казахстане не привело к снижению доли желающих выехать на постоянное место жительства из Казахстана в Германию. Отчасти это связано и с тем, что у немцев национальная идентичность является преобладающей по сравнению с такими формами самоидентификации, как гражданская идентичность и конфессиональная принадлежность.

Как оценивают немцы Казахстана роль этнокультурных объединений в своей жизни?

В.Д.Курганская: Важная роль этнокультурных объединений как в поддержке этнических культур, так и в расширении единого общеказахстанского поля межкультурного диалога, межэтнического взаимодействия и взаимопонимания, признаётся и подчеркивается большинством участников глубинных интервью с представителями немецкой диаспоры Казахстана. Для абсолютного большинства казахстанских немцев национальное объединение занимает в их жизни значительное место. Отождествление со своей референтной группой происходит у них по нескольким основаниям – языку, культуре, традициям, обычаям.
В.Ю.Дунаев: Динамика качественных и количественных показателей участия этнических немцев в работе своих национальных объединений – один из главных критериев оценки эффективности общественного самоуправления немецкой диаспоры РК. За последние 4 года доля респондентов, посещающих все мероприятия немецких ЭКО, выросла ровно в два раза, а доля респондентов, принимающих участие в некоторых мероприятиях немецких национальных объединений, возросла на треть. К позитивным тенденциям следует также отнести рост доли молодежи и людей среднего возраста, принимающих участие в деятельности немецких этнокультурных объединений.

Насколько прозрачна деятельность этнокультурных объединений?

В.Д.Курганская: Доля респондентов, полагающих, что они могут оказывать влияние на деятельность немецких национальных объединений, в 2012 г. оказалось выше, чем в 2008 г. В 2008 г. около половины респондентов, принимающих участие в работе своего национального объединения, не могли, по их мнению, участвовать в обсуждении состояния его дел, а также оказать влияние на разработку и принятие стратегических планов и решений организации. Такие вопросы, как выдвижение в руководство объединения, проверка финансово-хозяйственной деятельности, фактически оставались вне контроля членов национального объединения.
В.Ю.Дунаев: В 2012 г. до 3/4 членов немецких национальных объединений, принимающих участие в его работе, отметили, что они могут всегда или иногда влиять на принятие решений объединения и участвовать в обсуждении его деятельности. Возросла доля респондентов, полагающих, что они могут участвовать в обсуждении стратегических планов своего ЭКО. Однако по таким позициям, как выдвижение своей кандидатуры в руководство национального объединения и осуществление контроля его хозяйственно-финансовой деятельности, сохраняется крайне низкий процент положительных ответов.

Выявились ли в вашем исследовании региональные особенности в работе структур общественного самоуправления?

В.Д.Курганская: Степень влияния респондентов на принятие решений особенно низкой является в национальных организациях немцев Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Алматинской и Павлодарской областях, а наиболее высокой – в Южно-Казахстанской и Жамбылской областях. Возможность своего участия в обсуждении работы немецкого национального объединения крайне низко оценили респонденты из Алматинской и Карагандинской области, и достаточно высоко – этнические немцы из Астаны и Южно-Казахстанской и Жамбылской областей. В разработке стратегических планов ЭКО никто, кроме немцев из Южно-Казахстанской области, не оказывает значительного влияния на деятельность руководства своих национальных объединений.
В.Ю.Дунаев: Особенно закрытым для непосвященных это направление работы является в национальных организациях немцев Карагандинской и Павлодарской областей. Даже к такой форме участия в работе национального объединения, как обсуждение текущего состояния дел, в организациях Карагандинской области не допускается более половины немцев, активно или периодически участвующих в их мероприятиях. Такие формы участия в работе организаций, как выдвижение в руководство национального объединения и контроль над его финансово-хозяйственной деятельностью, в большинстве областей остаются, как и в 2008 г., привилегией узкого круга лиц.

Как немцы отнеслись к возможному переводу национально-культурных объединений на коммерческую основу в связи с сокращением помощи ФРГ?

В.Д.Курганская: Большинство опрошенных членов немецкой диаспоры Казахстана считают, что переводить деятельность региональных национально-культурных обществ на коммерческую основу нельзя, поскольку культурные мероприятия не могут приносить хорошей прибыли. По их мнению, культурная деятельность в результате коммерциализации будет забыта, а сами ЭКО потеряют свой смысл.
В.Ю.Дунаев: Вместе с тем значительная часть опрошенных немцев РК все же видит позитивный смысл в переходе объединений на коммерческие рельсы: они считают, что можно при национально-культурных обществах создавать предприятия, прибыль от которых будет использоваться для проведения разного рода мероприятий.

Как себе представляют немцы развитие общественного самоуправления в дальнейшем?

В.Д.Курганская: Одной из важнейших задач, стоящих перед институтом общественного самоуправления немецких этнокультурных объединений, является задача интенсификации процессов добровольной, осознанной интеграции немецкой диаспоры Казахстана в общественно-политическую жизнь страны в качестве ее активного и социально ответственного субъекта. Для выполнения этой задачи, как считает основная часть респондентов, необходима, в первую очередь, активизация рядовых членов немецких общественных объединений.
В.Ю.Дунаев: В анкетных опросах, фокус-группах и глубинных интервью выявлено, что немцы считают себя, прежде всего, гражданами Казахстана, хорошо интегрированными в экономическое и социокультурное пространство страны. Поэтому развитие общественного самоуправления они связывают с активным участием в общественной жизни страны, хотя внутригрупповая солидарность и сплоченность немцев являются достаточно высокими и проявляют четко выраженную тенденцию к росту.

Интервью: Елена Шепель.

Поделиться ссылкой:

x

X