Исследование европейского опыта применения социальных практик в укреплении межэтнической толерантности и развитие гражданских институтов (Алматы,11 ноября 2010 г.)

Назад

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН, Ассамблея народа Казахстана, НАУЧНО-ЭКСПЕРТНЫЙ СОВЕТ, Ассоциация общественных объединений немцев
Казахстана «Возрождение». Материалы международной научно-практической конференции.

ББК

Материалы международной научно-практической конференции «Исследование  европейского опыта применения социальных практик в укреплении межэтнической толерантности и развитие гражданских институтов». – Алматы: Ассоциация общественных объединений немцев Казахстана «Возрождение», 2010. –  69 с.
ISBN

В материалах международной конференции проанализирован  европейский опыт применения социальных практик в укреплении межэтнической толерантности, развитии гражданских институтов и возможности его применения в Казахстане.

Материалы адресуются широкому кругу читателей, интересующихся социальными, культурными и политическими проблемами современного общественного развития.

Руководитель проектов А.Ф. Дедерер

Ответственный редактор  Е.С. Попова

ISBN                                                   ©   Ассоциация общественных объединений

немцев Казахстана «Возрождение»,2010

Содержание

  Приветственное выступление заместителя Председателя Ассамблеи народа Казахстана – заведующего Секретариатом Ассамблеи народа Казахстана Тугжанова Е.Л. «15-лет Ассамблеи народа Казахстана: новый формат сотрудничества»……………  

 

 

4

     
  Исследование  европейского опыта применения социальных практик в укреплении межэтнической толерантности и развитие гражданских институтов  
1 Дунаев В.Ю. Концепция социального государства и стратегические ориентиры социальной политики в Казахстане………………  

11

2 Курганская В.Д. Человек и социальное государство: использование европейского опыта социальной работы АОО немцев Казахстана «Возрождение»……………………………………………………….  

 

20

3 Нечипоренко О.В. Типологические вариации социальной политики в показателях социального самочувствия населения: опыт сравнительного исследования (Россия, Беларусь, Казахстан)……………  

 

27

4 Искакова К. И.Восточная Европа – Казахстан: опыт социальнойзащиты населения в формированиимежэтнических толерантных отношений………………………………………………………………  

 

38

5 Зайниева Л.Ю.Социальные практики молодежи Казахстана

в контексте международного опыта………………………………….

 

47

6 Кодар З.М. Женские организации Казахстана как фактор развития гражданского общества………………………………………………  

54

   
  Заключительное слово Председателя АООНК «Возрождение», члена Совета АНК Дедерера А.Ф. ………………………………..  

56

   
  Приложение. Концепция соглашения о гуманитарном сотрудничестве между Республикой Казахстан и Федеративной Республики Германия(проект)…………………………………………………  

 

61

 Приветственное выступление заместителя Председателя Ассамблеи народа Казахстана – заведующего Секретариатом Ассамблеи народа Казахстана Тугжанова Е.Л. «15-лет Ассамблеи народа Казахстана: новый формат сотрудничества»

Құрметті конференцияға қатысушылар!

 Құрметті қонақтар!

 Ең алдымен, шығыстың ежелгі дәстүрімен – Қазақстанның киелі жеріне қош келдіңіздер демекпін. Қазақстанның киелілігі –

 — жүздеген ұлыстың бір шаңырақ астында бейбіт өмір сүріп, тұрақты дамуында;

 — ядролық қарудан бас тартып, халықтың ертеңгі күнге деген сенімін нығайтуында;

 — өнегелі келісімі  мен игілікті бастамалары арқылы әлем елдерін ауызбіршілкке бастауында;

 — Шығыс пен Батыстың арасын достық көпірі арқылы жалғастыруында.

 Бүгінгі біз бас қосып отырған шараның өткізілуі  — Қазақстанның  ЕҚҰЫ-дағы төрағалығының ұрандарына сәйкес еліміздің толеранттылығы мен транспарентігінің арқасында жүзеге асып отыр. Қазақстан өркениетті елдердің қандай да озық тәжірибелері мен жетістіктерін зерделеуге, зерттеуге дайын. Ал осындай маңызды шаралардың басында Қазақстан халқы Ассамблеясының болуы – қазақстандық азаматтық қоғамның бүгінгі таңдағы өскен өресі мен кеңейген мүмкіндіктерін көрсетеді.

 2010 жылы Қазақстан халқы Ассамблеясының құрылғанына 15 жыл толды.  Тәуелсіздік орнығыуының ең қиын жылдарында ішкі саяси тұрақтылықты – қоғамдық келісімді сақтау мақсатында құрылған бұл ұйым, бүгінгі таңда әлемге танымал халықтық дипломатия институты, жоғары деңгейдегі диалог алаңына айналды.

 Қазақстанның жетістігіне айналған этносаралық келісім моделі бүгін басқа елдердің зерттеуіне айналған феномен, елдің нәтижелі  әлеуметтік-экономикалық, қоғамдық саяси дамуының кепілі мен негізі.

 Ассамблеяны құру кезіндегі алдымызда қоғамды этносаралық татулық негізінде  ұйыстыру міндеті тұрған болатын. Ұлт Көшбасшысы Нұрсұлтан Назарбаев  Қазақстан халқы Ассамблеясының ХҮІ сессиясында «Ассамблеяның бүгінгі мақсаты – Қазақстан азаматтарының арасында нық орнаған  СЕНІМ, қоғам мойындаған ортақ құндылықтар мен қағидаттар жүйесіне негізделген   ДӘСТҮР,  әлемге үлгі болар  ТРАНСПАРЕНТТІК пен ділдік қасиетіміз – ТОЛЕРАНТТЫЛЫҚ арқылы  БІРЛІГІМІЗДІ нығайту», — деп нақтылады.

 Уважаемые участники конференции!

  Я рад приветствовать Вас на представительном форуме, посвященном презентации проектов «Исследование опыта Европейского института по вопросам меньшинств по немецко-датскому взаимодействию с соотечественниками и приграничному сотрудничеству» и «Исследование европейского опыта применения социальных практик в укреплении межэтнической толерантности и развитие гражданских институтов».

 Сама презентация проектов в Казахстане стала возможной благодаря тому огромному международному интересу, который вызывает казахстанская политика мира и согласия, проводимая Президентом Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым за 20 лет Независимости.

 Эта политика выстраивалась «снизу» на основе конструктивного творческого взаимодействия институтов гражданского общества в лице этнокультурных объединений и государства. Конституция и законы гарантируют этносам право полностью и эффективно осуществлять права и свободы человека без какой-либо дискриминации и в условиях полного равенства перед законом. Ни один из них не ограничен в общегражданских правах участвовать в политической жизни.

 Основным механизмом представительства и реализации интересов этносов является Ассамблея народа Казахстана, куда входят 382 представителя всех этносов, общественных объединений, центральных и местных исполнительных органов. Этот консультативно-совещательный орган уникально сочетает возможности органов государства и институтов гражданского общества. Ее задачами являются: взаимодействие государства и гражданского общества в сфере межэтнических отношений, создание условий для укрепления межэтнического согласия и толерантности; развитие культур, языков и традиций этносов.

 Деятельность Ассамблеи регулируется специальным законом, определяющим основные направления реализации национальной политики государства. Она обеспечивает механизмы, способствующие вовлеченности этносов и их представительство на всех уровнях политической системы. На национальном уровне Ассамблею возглавляет Президент страны. 3 его заместителя от этнокультурных объединений обеспечивают прямое представительство на высшем уровне. Решения ежегодной сессии Ассамблеи подлежат обязательному рассмотрению государственными органами. В промежутках между сессиями работу Совета Ассамблеи возглавляет Государственный секретарь, что придает его решениям весомый статус. Секретариат АНК является рабочим органом Ассамблеи и структурным подразделением Администрации Президента.

 Гарантированное парламентское представительство как совокупность интересов всех этносов обеспечивают избираемые Ассамблеей 9 депутатов Мажилиса, где реализуется право законодательной инициативы. Из 153 депутатов Парламента 24 принадлежат к представителям этносов. В местных представительных органах из 3333 депутатов 810 представляют этнические группы.

 Ассамблея является постоянным совещательно-консультативным органом, проводником диалога между правительством и национальными меньшинствами.

 В Казахстане гарантирована и эффективно реализована свобода ассоциаций. Сегодня в стране насчитывается свыше 820 этнокультурных объединений. Они обеспечивают сохранение и развитие культурной, языковой самобытности. Насчитывается 35 этнических печатных изданий на 15 языках. В телеэфир выходят 4 передачи на 11 языках.

 Лица, принадлежащие к этносам, имеют все возможности для обучения своему родному языку. В 88 школах обучение ведется на языках этносов. В 108 школах 22 языка преподаются в качестве самостоятельного предмета. Открыто свыше 190 специализированных лингвистических центров по изучению 30-ти языков. Кроме казахских и русских театров, работают 4 национальных – узбекский, уйгурский, корейский и немецкий. В 2006 г. по итогам изучения языковой политики в Казахстане в Офисе Верховного комиссара было объявлено, что языковая политика в Казахстане является самой лояльной.

 Эта политика строится в строгом соответствии с международными стандартами на основе присоединения к более 160 базовым международным правовым документам в сфере прав человека. Эксперты отмечают, что законодательство Казахстана отвечают букве и духу основных  документов, в частности Копенгагенскому документу (1992); Гаагским рекомендациям о правах национальных меньшинств в области образования (1996); Ословским рекомендациям о языковых правах национальных меньшинств (1998); Лундским рекомендациям об участии меньшинств в общественно-политической жизни (1999) и другим.

 Специфичность и уникальность нашей модели не означает, что она противоречит, или идет вразрез с общепринятыми демократическими стандартами. Для нее характерны общепризнанные в рамках ОБСЕ черты:

 — осуществляется поддержание регулярных и тесных контактов государственных органов с представителями этносов;

 — государство полностью информировано о проблемах всех этнических  групп, проживающих на территории РК;

 — этнические меньшинства имеют возможность непосредственного доступа к органам власти и управления;

 — налажены каналы осуществления обратной связи с этносами.

 Таким образом, Ассамблея занимает центральное место в казахстанской модели межэтнической толерантности. Она стала ключевым звеном общественного согласия, сочетающим возможности гражданского общества и государства.

 Достигнутый теоретический и практический уровень казахстанской модели получил международное признание. Не случайно работа XVI сессии Ассамблеи прошла под девизом председательства в ОБСЕ:  «доверие», «традиции», «транспарентность», «толерантность». Это отражает ее вклад в копилку казахстанского председательства в ОБСЕ. Ассамблея приняла участие в таких мероприятиях, как юбилейная Копенгагенская конференция, сессия Совета ООН по правам человека, второе дополнительное совещание ОБСЕ по гуманитарному измерению в Вене, Обзорная конференция в Варшаве. Была представлена научно-практическая разработка казахстанской модели межэтнической толерантности и общественного согласия и опыт Казахстана в этом вопросе.

 Ключевой стала прошедшая 29-30 июня с.г. в Астане Конференция ОБСЕ высокого уровня по толерантности и недискриминации, которая наглядно продемонстрировала уникальность опыта Казахстана в сфере сохранения толерантности, недискриминации, защиты прав этносов. Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств К. Воллебек отметил, что «Казахстан относится к странам с высоким уровнем толерантности общества, независимо от этнической принадлежности». Опираясь на успешный опыт Казахстана, Президент Н. Назарбаев предложил выйти на общий документ с условным названием «ОБСЕ: К толерантности в новом десятилетии».

 В казахстанской модели межэтнической и межконфессиональной толерантности значительное место отводится поддержке соотечественников за рубежом, особенно в рамках приграничного сотрудничества.

 Волею истории казахская диаспора проживает в 45 странах. Ее численность составляет около 5 млн. человек, в основном проживающих в приграничных с Казахстаном регионах. В Китае проживает около 1,5 млн. казахов, в Узбекистане — 1,3 млн., в России – около 1 млн. Вопросы взаимодействия с соотечественниками, участие диаспоры в развитии межкультурного диалога являются неотъемлемой частью формирования национального единства внутри страны.

 Международный опыт показывает, что для взаимодействия с диаспорами государства используют специальные  институты. Во Франции это «Альянс Франсэз», в Великобритании – «Бритиш Кансл», в Италии – «Институт Данте», в Испании – «Институт Сервантеса». Подобные организации действуют в Казахстане, в частности, «Институт Гете» сохраняет немецкую культуру и распространяет позитивный имидж ФРГ за рубежом.

 В этой связи представляется интересным обсудить международные механизмы развития сотрудничества. Одним из них могут стать Больцанские рекомендации ОБСЕ о национальных меньшинствах в межгосударственных отношениях (20 июня 2008 г.), основанные на опыте Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств  Рольфа Экеуса за 2001-2007 гг. Они предусматривают, что:

 — защита прав национальных меньшинств является ответственностью государства, на территории которого проживают меньшинства;

 — государства могут оказывать поддержку своим диаспорам за рубежом, но это не предполагает юрисдикции над населением другого государства;

 — государства могут предоставлять привилегии национальным меньшинствам за рубежом по результатам консультаций с государствами их проживания, проявляя уважение к принципам территориальной целостности, суверенитета, добрососедских отношений;

 — государства обязаны гарантировать, что их политика в отношении диаспор за пределами собственных границ не подрывает интеграционные усилия государств, на территории которых проживает эта диаспора, и не подпитывает сепаратистские тенденции.

 В этом аспекте показателен опыт Казахстана в организации проведения Года Казахстана в других государствах и наоборот. В рамках Года Казахстана в Германии в 2009 г. прошло более 100 мероприятий, в том числе посвященных председательству Казахстана в ОБСЕ, рассказавших о традиционном и современном искусстве Казахстана; обмен делегациями, гастроли.

 Германия в числе первых поддержала кандидатуру Казахстана на пост председателя ОБСЕ. Казахстан поддерживает стремление Германии войти в число постоянных членов Совета безопасности ООН. Наши страны ведут конструктивный диалог по актуальным вопросам международной политики, ядерного разоружения, безопасности, межэтнического и межконфессионального мира. Хотелось бы напомнить об открытии в Берлине и Франкфурте представительств Центра международных программ «Болашак», издании книг О. Сулейменова и Г. Бельгера, начале работы в 2010 году в Университете Гумбольдта лектория «Казахский язык и Казахстан», концерте оркестра народных инструментов им. Курмангазы, гастролях немецкого драмтеатра. Как отметил Президент Н.А. Назарбаев, общественностью обеих стран созданы благоприятные условия для самого полного отражения достижений Казахстана, получения информации о нашей стране для укрепления и углубления сотрудничества. Хочу вспомнить и слова Президента ФРГ Ханса Кёллера о том, что «политика не делает культуру, а вот с культурой можно делать политику». Поэтому логично, что 2010 год объявлен Годом Германии в Казахстане, который включит более 60 мероприятий по трем темам: «Климат и защита окружающей среды», «Образование» и «Современное демократическое общество». Это позволит строить мосты между Европой и Центральной Азией.

 2010 год объявлен Годом Казахстана в Корее, 2011 год  — Годом Кореи в Казахстане. Запланирован ряд культурных мероприятий для углубления понимания и сближения двух народов. Президент Н.А.Назарбаев отметил важный вклад в укрепление дружбы и сотрудничества многотысячной общины корейцев Казахстана, которые занимают прочные позиции в казахстанском бизнесе, образовании, медицине и культуре. Их представители активно работают в Ассамблее, представлены в Парламенте страны. Ассамблея оказывает поддержку представителям этноса в изучении корейского языка, издании газеты, работе единственного в СНГ Республиканского государственного корейского театра музыкальной комедии. Уже прошли дни культуры Алматы в г. Тэгу, дни культуры Алматинской и Мангыстауской областей. Всего в Корее пройдет свыше 30 мероприятий по развитию культурно-гуманитарного сотрудничества.

 Хочу подчеркнуть возрастающую роль Ассамблеи в расширении международных связей Казахстана. С ОБСЕ реализуются такие проекты как содействие полиязычному образованию; обучение государственных служащих по вопросам управления межэтническими отношениями; мониторинг межэтнических отношений.

 Ассамблеей развиваются контакты с Международным Фондом Ф. Эберта в сфере языковой политики и этнокультурного образования; с Центром Евразии Стамбульского университета — в области диаспоральной политики; с Уполномоченным Беларуси — по делам религий и национальностей; с Литвой в рамках проекта «Судеб связующая нить»; с Таджикистаном — по развитию сотрудничества в межэтнических отношениях; с учеными Узбекистана — в сфере архивных  и музейных материалов.

 Сегодня мы продолжим эту традицию. Будет подписан Меморандум о сотрудничестве Ассамблеи и Федералистского Союза европейских национальных меньшинств — авторитетного объединения организаций национальных меньшинств Европы. Мы приветствуем деятельность Федералистского Союза в его стремлении сохранить самосознание, язык, культуру и историю этнических меньшинств Европы, гармонизировать интересы и демократическое построение государств. Я надеюсь, что подписание Меморандума послужит установлению долговременных отношений, взаимообогащению опытом и обмену информацией между неправительственными организациями, представляющими этнические группы на евразийском и европейском пространстве. Это внесет весомый вклад в развитие взаимопонимания и укрепление толерантности на пространстве Европы и Азии.

 Құрметті конференцияға қатысушылар!

 Өткізіліп отырған шара ортақ мақсатымыз – Ынтымақтастығымызды нығайту,  іс-тәжірибемізді тиімді толықтыру, баршаға ортақ тұрақтылыққа қол жеткізуімізге өз ықпалын тигізеді деп сенемін.

 Желаю Вам успехов в работе.

 Благодарю за внимание.

  1. ИССЛЕДОВАНИЕ  ЕВРОПЕЙСКОГО ОПЫТА ПРИМЕНЕНИЯ

 СОЦИАЛЬНЫХ ПРАКТИК В УКРЕПЛЕНИИ МЕЖЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ И РАЗВИТИЕ ГРАЖДАНСКИХ ИНСТИТУТОВ

 Дунаев В.Ю.,

 доктор философских наук, профессор,

 главный научный сотрудник Института

 философии и политологии МОН РК

 (г. Алматы)

  КОНЦЕПЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА

 И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

 В КАЗАХСТАНЕ

 В современную эпоху радикальных социокультурных, геополитических, технологических перемен социальные институты, в том числе и государство, обретают новый содержательный смысл, истоком которого становится решение задачи совершенствования всей структуры человеческой жизнедеятельности и создания комплекса условий для личностного развития самого человека. Соответственно идет интенсивный научно-теоретический анализ и практическая реализация моделей «хорошего общества» как органического сочетания социально-политических ориентаций государства и общественных структур с наиболее эффективной моделью экономического развития в направлении повышения уровня и качества жизни большинства населения.

 В Казахстане после обретения независимости осуществлен комплекс либерально-демократических преобразований: сформировалась система рыночных институтов, обеспечивающая функционирование и развитие экономики, финансово-кредитной сферы, внешнеэкономической деятельности; создана политико-правовая база развития структур и институтов гражданского общества; определена стратегия и программа действий государства на перспективу, обосновывающие и гарантирующие необратимый характер избранного направления преобразовательных процессов.

 Однако, оценивая достигнутое с точки зрения социальных параметров общественного целого, повышения качества и уровня жизни людей, приходится констатировать, что политико-экономическое реформирование не привело еще к тому, чтобы социальная сфера стала пространством расширяющихся и развивающихся возможностей самореализации каждого человека. Надежды на то, что социальное благополучие граждан и социальная гармония в обществе могут сложиться сами по себе, как результат свободной экономической деятельности, не оправдались. Более того. Возникло существенное несоответствие между демократической направленностью политических изменений и степенью их социальной наполненности, что, в свою очередь, оказалось существенным сдерживающим фактором расширения субъектной базы преобразовательных процессов, формирования новых социальных групп, адекватных рыночному характеру экономики и демократическому содержанию общественных отношений.

 В этих условиях важнейшей задачей становится решение проблемы определения статуса и параметров социального государства, включение задачи его построения в систему преобразовательных процессов в казахстанском обществе. Социальное государство – это категория, отражающая не просто ориентацию на повышение уровня и качества жизни людей и заинтересованность политического субъекта в решении социальных проблем, а раскрывающая качественно новую систему взаимодействий между экономикой и политикой, государством, бизнесом и гражданским обществом в их отношении к человеку. Становление социального государства – это путь решения проблемы общего блага и справедливости, свободы и ответственности, формирования эффективной инфраструктуры целостного человеческого развития, сопряженной с принципами рыночной системы хозяйствования и демократической организацией общественной жизни.

 Необходимость построения социального государства как политического института, призванного определять стратегическое развитие страны – требование Конституции Казахстана, принятой в 1995 году. Однако анализ государственных документов, программ политических партий, научной литературы и других источниковедческих материалов позволяет сделать вывод, что если проблемы демократизации, формирования гражданского общества и правового государства артикулируются активно и постоянно, то социальное государство и как проблема, и как политико-экономическая и социальная категория, и даже как термин не получило должного отражения и развития. Доктрина построения социального государства не была подкреплена ни адекватными организационно-институциональными мерами, ни теоретико-методологическим и аналитическим обеспечением. В тех же немногих публикациях, в которых в явной или опосредствованной форме рассматриваются вопросы, связанные с социальным государством, оно, как правило, редуцируется или к патерналистским, или к субсидиарным функциям, что не может являться характеристикой его сущности и качественной определенности.

 В традиционной социальной философии социальная жизнь человека чаще всего рассматривается с точки зрения выявления и анализа наиболее общих надындивидуальных структур, объективных закономерностей, социальных институтов, норм и стандартов, которым отводится определяющая роль в диалектике взаимосвязей и взаимозависимостей личности и общества. Такая методологическая установка не только утверждает первичность и приоритет социального, но и ведет к противопоставлению индивидуальной и общественной жизни человека, выводит определение человеческой жизни за границы социального, закрывает возможность исследования проблемы зависимости объективированных форм общественной жизни от человеческой индивидуальности.

 Между тем социальное и индивидуальное не находятся в отношении внешнего противопоставления и объединения – человек не механически погружен в социальность, а сам открывает ее для себя, созидает ее в различных формах материальной и духовной жизнедеятельности. При этом по мере перехода общества на интенсивное использование своих ресурсов его объективированные структуры все в большей степени начинают зависеть от индивидуального развития и проявлять себя через самореализацию человека. В зависимости от конкретно-исторических условий изменяются степень и содержание взаимообусловленности форм индивидуального развития человека и форм социальных целостностей и их объективированных структур.

 С конца XIX века возникают социально-политические учения, противопоставляющие идею социальных реформ при регулирующей и стабилизирующей роли государства как парадигме всеобщего обобществления и огосударствления, так и принципам традиционного либерализма, выступающего за невмешательство государства в хозяйственную жизнь. Итогом разработки ряда такого рода моделей и стала концепция социального государства, хотя в современной политологической и социологической литературе до сих пор нет единства по вопросам определения социального государства, его сущности и функционального назначения, параметров взаимодействия с экономической и другими сферами общественной жизни.

 Социальное государство – это важнейший инструмент формирования такого типа социальности, который складывается в результате организованного взаимодействия индивидов в институциональных формах гражданского общества, обеспечивающих становление и развитие их субъектности. Ставя на первый план проблему использования и качественного роста человеческих ресурсов, социальное государство позволяет соединить преимущества рыночной системы хозяйствования и государственного регулирования в интересах человеческого саморазвития. Социальное государство как политический институт воплощает и реализует фундаментальный принцип развития человека в его целостности на основе гармоничного сосуществования труда и капитала, свободы личности и социального равенства, индивидуализма и коллективизма, справедливости и гуманизма, прав человека и социальной ответственности.

 Таким образом, социальное государство – это субъект социального развития, направленного на формирование общественных отношений, основанных на социальном партнерстве, культуре компромисса, ориентирующих на достижение взаимосогласованных решений, стабильного и продуктивного взаимодействия социальных акторов, консолидацию политических сил, структур и институтов гражданского общества и бизнеса, совместную социальную ответственность за настоящее и будущее страны.

 Среди различных сценариев переустройства общества в последние годы наибольший кредит доверия начинает вызывать концепция «хорошего общества» – общества, в котором хорошо жить каждому человеку без героических усилий, жертвенности, борьбы. В определение хорошего общества органически входит совокупность таких признаков и черт, которые проверены историческим опытом народа, стали составной частью его культуры. Так, модель хорошего общества для Казахстана нельзя создать только на базе таких параметров либерально-демократического общества, как высокие экономические показатели, защита прав и свобод человека, стабильный и гарантированный социальный порядок и т.д. В эту модель должны быть встроены и такие характеристики, как высокая духовность, чувство справедливости, взаимовыручка, особое отношение к старикам, детям, женщинам и другие социальные ценности традиционной культуры казахского и иных народов, населяющих нашу страну.

 На нынешнем этапе страна и общество выходят на такой уровень развития, когда процесс политических и экономических преобразований и созданные в его ходе институциональные механизмы должны реально заработать на благо конкретного человека, его материального благополучия и духовного роста, становления как личности и гражданина, как субъекта собственной жизнедеятельности. Государство получает возможность, опираясь на рыночные принципы хозяйствования, развернуть деятельность, направленную на повышение социальных стандартов, стимулирование профессионального и социального развития человека, качественное изменение жизни всего населения страны. То есть перейти от выполнения субсидиарных функций к осуществлению комплекса многообразных задач социального государства.

 В этой связи стоит задача усвоения тех уроков, которые задаются сложным, противоречивым процессом конструирования новой социальной реальности. Можно выделить ряд таких уроков, в том числе:

  •  практика казахстанского реформирования подтвердила, что самоустранение государства от участия в процессах институционализации и регулирования неполитической сферы порождает ряд острейших проблем, прежде всего, социального характера. Решение вопроса состоит в определении новых параметров концептуально-стратегических ориентаций государства в отношении формирования и перспектив развития всей инфраструктуры человеческой деятельности, в поиске оптимальных способов и механизмов взаимодействия государства с независимыми от него сферами и институтами гражданского общества, в гармонизации экономических, политических и социальных структур и их ориентации на развитие человеческой личности;
  •  утверждение рыночных отношений не может рассматриваться как сугубо экономическая мера. Их успешное внедрение в жизнь общества будет настолько эффективным, насколько органично они будут сопряжены с процессом формирования социально-политической инфраструктуры гражданского общества в целом. Поддержка финансовой стабильности за счет социальной сферы ведет, помимо всего прочего, к сужению, подрыву субъектной базы рыночных преобразований;
  •  одна из главных задач социального государства – формирование собственника-товаропроизводителя, своим трудом способствующего подъему благосостояния общества. Развитие малого и среднего бизнеса, их стимулирование должно быть отнесено к стратегическим приоритетам общественного развития;
  •  социальное государство характеризуется системным воздействием на все сферы жизнедеятельности человека, направленным, прежде всего, на становление его как субъекта собственного благополучия, на создание условий, обеспечивающих постоянный рост уровня общего благосостояния населения и его социальной безопасности, сокращение разрыва между бедными и богатыми и т.д. Результатом этих воздействий должно быть создание такого социально-политического и нравственно-психологического климата в обществе, при котором несогласие с системой как таковой является общественно бессмысленным, тем более, если это влечет за собой ощутимые материальные и политические потери и угрожает спокойному развитию целого;
  •  абсолютизация демократии как единственной и главной цели общественных преобразований неизбежно ведет к тому, что она из механизма социального созидания, достижения общего блага, может превратиться в инструмент политической дестабилизации. Противодействие деструктивным процессам и силам, как правило, связанное с определенными ограничениями демократических свобод, становится единственным демократическим средством наведения порядка и поддержания социального мира;
  •  при выработке стратегии социально-экономического развития Казахстана, разработке различного рода проектов в отдельных отраслях экономики, реализации научно-технической, промышленной, инвестиционной, бюджетной, социальной политики приоритетное внимание должно быть уделено росту уровня и качества жизни человека. Только в этом случае социальные факторы (образовательный уровень, здоровье населения, условия труда и жизни и т.д.), а, следовательно, и человеческий потенциал Казахстана станут по-настоящему главной движущей силой социально-экономических преобразований, интенсивного развития производства, устойчивого развития страны в целом, соответствующего возможностям и потребностям информационного общества XXI века;
  •  никакие экономические программы, никакие усилия государства не принесут стране быстрого и достаточно ощутимого социального эффекта, если они не будут сопровождаться возрождением духовно-нравственных основ человеческих отношений. Органическое соединение экономики и политики с нравственностью, культурой и духовностью – категорический императив социального развития современного Казахстана.

В современных условиях и, особенно, в перспективе возрастает роль и необходимость более глубоких взаимозависимостей и взаимовлияний таких основных сфер человеческой жизнедеятельности, как экономическая, политическая и социальная. Между тем взаимодействие этих сфер в современном казахстанском обществе по многим параметрам развивается как конфликтное. В этих условиях социальная сфера выступает как нечто второстепенное, своего рода обуза для политики и экономики, которым она мешает стать: одной – демократической, другой – рыночной.

Гармонизация взаимосвязей экономической, политической и социальной сфер как элементов общественной системы, ориентированной на человеческое развитие, обусловливает производство и самовоспроизводство устойчивых форм общественной и индивидуальной жизни. Соответственно эффективность экономической деятельности, политической власти, гражданского общества должны оцениваться единым критерием – параметрами человеческого развития.

     В вопросах превращения свободы как ценности в свободу как институциональный фактор, универсальный принцип организации социального порядка на всех уровнях ключевое значение принадлежит взаимодействию социального государства и бизнеса. Анализ опыта преобразований в нашей стране позволяет сделать следующие выводы:

                 во-первых, от характера взаимодействия власти (государства) и бизнеса зависит состояние практически всех сфер функционирования и развития общественного целого;

                 во-вторых, государство не может выполнять только лишь субсидиарную функцию в отношении социальной сферы и «ночного сторожа» в отношении экономической сферы;

                 в-третьих, главное стратегическое направление взаимодействия государства и бизнеса – это социальная сфера, придание нового качества человеческому развитию на основе идеологии органического соединения либеральных ценностей (свобода, права человека, политический плюрализм и т.д.) и социально ориентированных ценностей (равенство, справедливость, патриотизм, ответственность и т.д.) при соблюдении их баланса.

 Основная задача заключается в том, чтобы суметь сориентировать и государство, и бизнес таким образом, чтобы возникло общее поле взаимодействия между сферой ответственности государства и сферой ответственности бизнеса по выполнению (реализации) ими своих социально значимых функций. При этом необходимо стремиться не к усилению роли государства, не к расширению его вмешательства в действие внутренних механизмов саморегулирования экономики, а к перестройке его функционального назначения в отношении бизнеса таким образом, чтобы государство стало социальным партнером и политическим гарантом бизнеса. Участие социального государства в формировании структуры экономики, инвестиций, определении ключевых отраслей, развитие которых может дать высокий социальный эффект, активная политика стимулирования посредством льгот и субсидий тех предпринимателей, кто вкладывает средства в приоритетные программы социального развития, ликвидацию массовой безработицы, формирование среднего класса и т.д. нисколько не является вмешательством в экономику, а, наоборот, способствует более органичному взаимодействию социального государства с бизнесом, повышает эффективность и степень социальной ориентации экономики в целом.

 Предпринимательство не должно и не может зависеть от власти. В то же время оно не должно и не может находиться в оппозиции к власти. Взаимодействие государства и бизнеса предполагает взаимное уважение, открытость, доверие и независимость в принятии решений. Оно исключает поощрение социального иждивенчества и уравниловки и должно основываться на развитии свободы предпринимательства, личной инициативе граждан и их социальной ответственности. Социальное государство – это не некая сила, чуждая индивидуальности человека, а важнейший социальный институт, обеспечивающий самодостаточность его общественного и индивидуального бытия.

 Хотя в Казахстане сформировался достаточно мощный слой социально ответственных предпринимателей, желающих работать легально и честно платить налоги, казахстанский бизнес в целом еще не сформировался как влиятельный субъект решения социальных вопросов. Между тем в основе взаимодействия государства и бизнеса в социальной сфере должна лежать их общая заинтересованность в формировании механизмов, обеспечивающих стабильное функционирование и развитие экономики. Это означает, что социальная политика государства, социальные функции бизнеса и прибыль становятся, по сути, неразделимыми факторами эффективного функционирования экономической сферы. В этой связи все более актуальной становится идея социального контракта между государством и бизнесом на основе их солидарной ответственности за общее благо. Однако такая форма отношений предполагает, с одной стороны, решение проблемы освобождения бизнеса от паутины административной зависимости, дебюрократизации экономики в целом. С другой стороны, переход от сугубо рыночных принципов оценки эффективности предпринимательской деятельности («капитализация», «рыночная стоимость», «норма прибыли» и т.д.) к качественным и количественным критериям ее социальной оценки.

 Становление и развитие социального государства внутренне связано с качественным изменением механизмов социальной стратификации, всей социальной структуры казахстанского общества, т.е. с формированием новых и изменением прежних социальных групп и слоев (страт).

 Особенности социальных групп, их место и роль в общественной жизни, характер и содержание их идейно-политических установок и деятельности в значительной мере обусловливают сущностные характеристики общества в целом, определяют его общественно-политические и государственные параметры, направление стратегию и потенциал развития.

 Анализ показывает, что элементы (группы, слои) социальной структуры современного казахстанского общества отличаются друг от друга по следующим наиболее социально значимым основаниям:

  •  отношение к формам собственности;
  •  отношение к политической власти, политическому режиму;
  •  принадлежность к тому или иному сектору экономики;
  •  положение в профессиональной сфере деятельности;
  •  уровень доходов;
  •  этносоциальная идентичность;
  •  ценностные ориентации и установки.

 Для процессов социальной трансформации казахстанского общества характерно сочетание двух противоположно направленных, противоречивых тенденций:

 Во-первых, происходит преобразование прежней социальной структуры, ориентированной на достижение тотального социального равенства и социальной справедливости, к социальной структуре, выстроенной на имущественном, властном, статусном и т.д. неравенстве, которое рассматривается как естественное состояние общества. Это – один из мощнейших источников социальных противоречий, проявляющихся в различных формах как на уровне развития и функционирования общественной системы в целом, так и в деятельности отдельных социальных институтов и на поведенческом уровне конкретных граждан. Формирование программ, разработка технологий по снижению степени социального расслоения граждан – это первостепенная задача и важнейшее направление в деятельности социального государства, бизнеса и гражданского общества.

 Во-вторых, качественное изменение социальной структуры сопровождается формированием системы ценностных ориентаций, основанных на реальном расширении прав и свобод граждан страны, созданием условий для более широкого выбора ими форм собственной жизнедеятельности, расширением масштабов социальных перемещений и прочими процессами, характеризующими переход Казахстана к открытому обществу. Поддержка и развитие этой нормативно-ценностной системы – столь же важная задача социального государства.

 Конституционно закрепленное в Казахстане положение о демократическом, правовом и социальном государстве с необходимостью предполагает утверждение системы политического управления социальными процессами на основе принципов полисубъектности и полицентричности общества как самоорганизующейся системы, формирование такой структуры взаимодействия между политической властью и гражданским обществом, которая в той или иной форме обеспечивает политическое представительство и защиту дифференцированных интересов различных социальных групп населения.

 Анализ состояния социальной политики как важнейшего механизма государственного управления процессами реформирования всей системы общественной жизни в Казахстане позволяет сделать следующие заключения:

 —                во-первых, социальная сфера продолжает оставаться основным источником напряженных отношений между государством и обществом;

 —                во-вторых, экономика не стала еще социально ориентированной, а бизнес социально ответственным, а противоречия между трудом и капиталом несут в себе существенный деструктивный потенциал;

 —                в-третьих, социальная политика к настоящему времени не сложилась как важнейший социальный институт казахстанского общества, организующий и обеспечивающий его целостность, устойчивое функционирование и развитие. Социальная политика по существу не интегрирована в экономическую, политико-идеологическую и ценностную структуры;

 —                в-четвертых, экономическая и политическая свобода все еще не стала институциональным основанием общественной самоорганизации и источником удовлетворения жизненных интересов каждого гражданина.

 Социальная политика, как правило, сводится к распределению и перераспределению государственных бюджетных средств, оказанию разного рода социальных услуг, установлению нормативов, стандартов и т.д. Тем самым утрачивается ее способность воздействовать на выбор вариантов и создание новых альтернатив развития социальных инфраструктур. В современных условиях требуется и новое качество социальной политики, и ее новое категориальное определение. Ни экономическая, ни политическая целесообразность не должны заслонять приоритетность человеческого развития. Следовательно, социальная политика не должна редуцироваться к совокупности мер по формированию внешних структур и условий социальной жизнедеятельности личности, или быть своего рода компенсационным механизмом рыночной экономики.

 Социальная сфера в современном обществе имеет статус системного генератора общественных трансформаций. Главная задача социальной политики заключается в создании системы экономических механизмов, социальных условий и политических гарантий того, чтобы эти трансформации проходили в направлении, заданном императивом самоосуществления и саморазвития человеческих ресурсов – духовно-интеллектуального потенциала, творческих способностей, талантов человека. Осуществление социальной политики в современном обществе связано с деятельностью ее совокупного субъекта: «социальное государство – общество – человек». Эти три структурных элемента, во-первых, самостоятельны, во-вторых, взаимообусловлены, в-третьих, являются основанием целостности и самодостаточности социального организма, позволяя соединить индивидуальную активность и предприимчивость человека, его право на свободу выбора и самореализацию с общественными (государственными) интересами.

 Очевидно, что изменение и совершенствование субъектной базы социальной политики возможно лишь в совокупности с другими мерами демократического переустройства общества, в том числе с созданием системы социальной работы и разработкой ее форм и технологий, наиболее эффективных в условиях современного Казахстана.

  Курганская В.Д.,

 доктор философских наук, профессор,

 главный научный сотрудник Института

 философии и политологии МОН РК

 (г. Алматы)

 ЧЕЛОВЕК И СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО: ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

 ЕВРОПЕЙСКОГО ОПЫТА СОЦИАЛЬНОЙ

 РАБОТЫ АОО НЕМЦЕВ КАЗАХСТАНА «ВОЗРОЖДЕНИЕ»

 В наши дни социальная политика казахстанского государства проводится все более активно и эффективно, взвешенно и ответственно. Систематически происходит повышение размеров пенсий и других социальных выплат, индексируется заработная плата сотрудников бюджетных организаций и т.д. Государственные пособия на детей до 18 лет на 1.09.2010 г. получали  704.1 тыс. чел., государственную адресную социальную помощь — 178.6 тыс. чел., жилищную помощь – 158 тыс. семей. Увеличивается сумма социальных выплат. Если за 2008 г. было выплачено пособий на детей до 18 лет 7593,3 млн. тенге, то за  2009 г. — 8524,9 млн. тенге.

 Однако социальная политика государства по-прежнему руководствуется субсидиарным подходом к социальной сфере и еще не стала основным инструментом системного реформирования общества. Между тем, социальное государство – это не просто один из типов государственного регулирования социальной сферы. Социальное государство предполагает целостный, системный подход к решению проблемы повышения материального благосостояния и улучшения социально-психологического самочувствия людей, обеспечения их социальной безопасности и создания всех необходимых социально-экономических условий для самореализации личности.

 Становление социального государства предполагает как свое необходимое условие и результат перманентное согласование, взаимоувязывание изменений в различных сферах общественной жизни на основе их направленности на достижение главной цели – достойной жизни каждого человека. Тем самым в концепцию внутренней политики закладывается нравственное начало как интегральное основание преобразования каждой из основных сфер жизни общества, их взаимодействия и их целостности.

 Принцип социального государства закреплен в Конституции Республики Казахстан. Разумеется, в полном объеме модель социального государства основанного на принципах социально направленной и вместе с тем эффективной экономики, невоспроизводима в условиях догоняющей модернизации. Однако, как свидетельствует ход социально-экономических и политических преобразований в Казахстане, тенденция к становлению и развитию элементов, структур, принципов, механизмов социального государства является четко определенной. В этой связи чрезвычайно важен анализ уроков развития социального государства в других странах, в частности, в Германии – тем более что Президент РК Н.А. Назарбаев именно на основе использования опыта послевоенного возрождения ФРГ предлагал создать эффективные механизмы преодоления социального расслоения казахстанского общества[1].

 В настоящее время в РК основным субъектом деятельности в сфере социального обслуживания населения  выступает государство, в лице государственных органов и государственных учреждений центрального и местного значения. Частный и неправительственный  секторы в оказании социальных услуг представлены незначительно. Необходимо отметить, что в Законе РК «О социальной защите инвалидов» (2005 г.) предусматривалось оказание социальных услуг организациями различных форм собственности. Но отсутствие разработанных механизмов привлечения бизнес-сектора и НПО не позволило реализовать предусмотренную вышеупомянутым законом норму. В результате государственной монополии в сфере социального обслуживания населения на рынке данного вида услуг отсутствует конкурентная среда. Такая ситуация  приводит к ограничению выбора потребителей, снижению доступности предоставляемых уязвимым слоям населения социальных услуг и их низкому качеству. Имеет место межрегиональная и функциональная дифференциации в размерах и качестве предоставляемых уязвимым группам населения социальных услуг.

 Полноценного рынка социальных услуг в РК не существует, поскольку система социальной помощи монополизирована бюджетными учреждениями. Эти учреждения всегда находятся в более выгодной позиции, чем НПО. С одной стороны, они имеют постоянное гарантированное финансирование, которое привязано не к качеству работы, а к количеству оказываемых услуг. С другой стороны, бюджетные учреждения располагают пусть устаревшей, но все же важной инфраструктурой, включая здания, оборудование, автомобили. Как следствие, большинство НПО вынуждено ограничивать свою деятельность простыми социальными услугами. Это программы социально-психологической реабилитации, консультирование по всевозможным льготам, ЖКХ и другим социальным проблемам, надомное обслуживание пенсионеров и инвалидов, сбор пожертвований, закупка одежды и лекарств, несложные учебные программы, организация трудовой практики и досуга. «Третий сектор» по большому счету продолжает лишь дополнять деятельность традиционных учреждений соцзащиты и не составляет им никакой конкуренции.

Некоммерческие организации сталкиваются с серьезными трудностями в обеспечении устойчивого и приемлемого качества предоставляемых ими услуг. С одной стороны из-за недостатка собственной материально-технической базы они не могут гарантировать соответствие своей деятельности некоторым требованиям. С другой стороны в связи с существенно худшими условиями для своих работников (выполняющие такую же деятельность по оказанию социальных услуг работники бюджетных учреждений имеют большие социальные гарантии) НПО сталкиваются с текучкой профессиональных и подготовленных кадров. У НПО нет устойчивого опыта управления качеством и формализации поддерживающих процедур. И, наконец, у них нет достаточных инвестиций, позволяющих преодолеть барьер входа на рынок с социальными услугами широкого спектра, что соответственно уменьшает их возможности привлечения для организации такой работы специалистов.

 Изменения во взаимоотношениях НПО и государства выразили участники IV Гражданский форума (ноябрь 2009). По словам ответственного секретаря МКИ Ж. Курмангалиевой, Министерство культуры и информации в связи с кризисом, уделяет повышенное внимание проектам, направленным на поддержку социально уязвимых групп населения — по оказанию услуг престарелым людям, по реализации программы «Здоровый образ жизни».

 Как сказал первый вице-премьер Умирзак Шукеев, выступая перед делегатами Гражданского форума, государство создает условия, а НПО оперативно направляют общественные ресурсы на решение серьезных социальных задач. Он отметил роль НПО в процессе реализации дорожной карты, в разработке целого комплекса социальных проектов, направленных на оказание содействия в трудоустройстве граждан, усиление инфраструктуры по поддержке молодежи, социально уязвимых слоев населения. Налаженный диалог госорганов с неправительственными структурами позволил Казахстану избежать социальной нестабильности в период кризиса, считает он. «Это говорит о хорошо налаженном сотрудничестве государства и третьего сектора: государство создает условия, а НПО активно рекрутируют общественные ресурсы на решение серьезных социальных задач», — отметил У. Шукеев.

 За прошедшие годы сотрудничество госорганов и НПО приобрело системный характер. Консультации с НПО, их широкое участие в разработке важнейших законов, программ развития различных отраслей, мобилизация потенциала профильных объединений для решения общественно значимых проблем — все это сегодня широко практикуется центральными органами власти.

 В своем послании народу Казахстана «К конкурентному Казахстану, конкурентоспособной экономике, конкурентоспособной нации» 19 марта 2004 г. Президент Н. Назарбаев подчеркнул, что развитие социальной сферы и человеческих ресурсов является для Казахстана «ключевым долгосрочным приоритетом». Он отметил также необходимость постоянной работы «по усилению социальной направленности реформ и формированию новой социальной политики».

Однако социальная политика не сложилась еще как важнейший социальный институт казахстанского общества, организующий и обеспечивающий целостность, устойчивое функционирование и развитие общественного организма, а также личностную самореализацию каждого индивида. Она по существу не интегрирована в экономическую политико-идеологическую и ценностные структуры нашего общества, что в свою очередь детерминирует отсутствие эффективных механизмов принятия и исполнения управленческих решений.

             Слабое развитие социальной инфраструктуры современного Казахстана отражается и в низкой оценке респондентами социальной политики Правительства страны (Диаграмма 1).

 Диаграмма 1. Оцените социальную политику правительства

 (по 5-балльной шкале, где «1» – полностью не одобряю, «5» – всецело одобряю)

Совершенно очевидно, что огромную роль в формировании толерантного климата в обществе и его стабильности играет ликвидация бедности. Изучение европейского опыта показало, что в этом процессе активную роль играют институты гражданского общества.

 Ассоциация общественных объединений немцев Казахстана  совместно с региональными обществами осуществляет деятельность, направленную на сохранение и развитие немецкого меньшинства в Казахстане. Активно поддерживается связь с немецким населением Казахстана посредством Общей Немецкой Газеты (DeutscheAllgemeineZeitung), распространяющейся в Казахстане и размещающейся на Интернет-сайте в Германии.

 Правительство Германии поддерживает гуманитарные и благотворительные проекты, реализуемые  Ассоциацией. Через Немецкий Красный крест осуществляется поставка гуманитарной помощи в виде одежды, обуви.

 Созданный в Казахстане Немецкий Социальный Фонд – DeutscherSozialfond, так же  оказывает поддержку нуждающимся гражданам немецкой национальности, оказывая через гуманитарные акции следующую поддержку:  приобретение очков,  жизненно важных медикаментов, проведение бесплатных операций, оказание материальной помощи при тяжелых жизненных обстоятельствах.

 Данные виды помощи предоставляются трудармейцам,  реабилитированным гражданам с минимальным размером пенсий и тяжелыми условиями проживания,  инвалидам нетрудоспособным, многодетным семьям,  семьям, оказавшимся в тяжелых жизненных ситуациях (пожары, наводнения и т.п.) в соответствии с критериями отбора нуждающихся, принятыми коллегиально на Совете немцев Казахстана

 В 2007 г. Ассоциацией немцев при поддержке Министерства культуры и информации Республики Казахстан был реализован проект «Организация работы международной социальной сети по борьбе с бедностью». Философия проекта состояла в использовании социальной сети Ассоциации и накопленный ею опыт для поддержки остро нуждающихся граждан страны независимо от их национальной принадлежности. Бенефициарами проекта стало свыше 1500 человек. Цель проекта состояла в формировании принципа солидарной ответственности казахстанского общества. Этот проект был признан Министерством культуры и информации лучшим социально-значимым проектом 2007 года. Был создан прецедент использования германского опыта социальной поддержки населения при посредничестве НПО – Германского общества по техническому сотрудничеству.

 В 2010 г. Ассоциацией немцев был проведен социологический опрос с целью выявления общественного мнения о качестве социальных услуг, получаемых населением. Было опрошено 1500 респондентов, которые крайне нуждались в социальной помощи, причем опросом были охвачены те граждане, с которыми Ассоциацией немцев осуществлялись контакты ранее.

 В исследовании приняли участие респонденты старше 60 лет, относящиеся к малообеспеченным слоям населения. Списки этих людей были получены в акиматах областей, в которых проводился опрос. Как оказалось, более половины их являются пенсионерами, не состоят в браке по разным причинам. Хотя у третьей части респондентов есть работающие члены семьи, заработки их не большие. Доходы на одного члена семьи  в месяц распределяются следующим образом (диаграмма 2).

 Диаграмма 2. Доходы на 1 члена семьи в месяц

При таких невысоких заработках в семьях более трети респондентов имеются дети, которые учатся в школе или получают профессиональное образование. В основном семьи респондентов живут на пенсии и социальные пособия (диаграмма 3).

Диаграмма 3. Источники дохода

Состояние здоровья большинства респондентов нуждается в коррекции: каждый третий респондент нуждается в диспансерном наблюдении, а более половины респондентов поддерживают свое здоровье лекарствами (диаграмма 4).

Диаграмма 4. Как Вы оцениваете состояние Вашего здоровья?

      Как оказалось, при небольших доходах квалифицированную бесплатную медицинскую помощь не имеет возможности получать каждый  пятый респондент (диаграмма 5).

Диаграмма 5. Имеете ли Вы возможность получать квалифицированную бесплатную медицинскую помощь?

         Практически все респонденты нуждаются в лекарствах (диаграмма 6).

Диаграмма 6. В каких медицинских препаратах вы нуждаетесь?

         Как выяснилось, у большинства респондентов существует потребность в любой одежде (диаграмма 7).

Диаграмма 7. В какой одежде/обуви Вы нуждаетесь?

         Практически все опрошенные нуждаются в продуктовой помощи (диаграмма 8).

Диаграмма 8. Нуждаетесь ли Вы в продуктовой помощи?

 

         Большинство респондентов нуждается также в моральной поддержке (диаграмма 9).

Диаграмма 9. Нуждаетесь ли Вы в моральной поддержке?

Исследование показало, что в казахстанском обществе независимо от региона проживания, национальности, пола (опрос проводился в Акмолинской, Восточно-Казахстанской, Карагандинской, Павлодарской, Жамбылской, Петропавловской, Кустанайской, Алматинской областях) существует беднейшая прослойка населения. Имея чрезвычайно низкие доходы, она не имеет возможности получать доступную качественную медицинскую помощь, медицинские препараты, нуждается в продуктах питания, одежде и обуви, моральной поддержке.

            В основном к этой категории граждан относятся пенсионеры и лица, живущие на социальные пособия. Они с благодарностью принимают любую помощь, и задача институтов гражданского общества состоит в том, чтобы эти люди, на плечах которых был построен современный Казахстан, не ощущали себя изгоями общества.

           Нечипоренко О.В.,

доктор социологических наук,

ведущий научный сотрудник

Института философии и права СО РАН

(г. Новосибирск )

ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ВАРИАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В ПОКАЗАТЕЛЯХ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ НАСЕЛЕНИЯ: ОПЫТ СРАВНИТЕЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

(РОССИЯ, БЕЛАРУСЬ, КАЗАХСТАН)

 Одной из самых актуальных задач современных социальных исследований является системный анализ социальных процессов в постсоветских государствах с различными стратегиями реформирования. Сравнительный анализ процессов системной трансформации постсоветских обществ, реализующих различные модели реформирования, типологические черты которых определяются степенью государственного вмешательства в сферу экономики, а также государственной политикой в социальной сфере (выбор между модернизационной и эволюционной стратегиями реформ) дает возможность выявить особенности формирования и функционирования новых социальных механизмов обеспечения баланса социальных и экономических компонентов трансформации и определить дистанцию между декларируемой социальной политикой и объективными результатами социально-экономических реформ.

Исследование, осуществленное в 2007-2009 гг. авторскими коллективами Института философии и права Сибирского отделения Российской академии наук, Института философии и политологии Министерства образования и науки Республики Казахстан и Института философии Национальной академии наук Республики Беларусь, позволило интегрировать работу представителей академической науки из трех независимых государств. В процессе реализации проекта, направленного на сравнительный анализ социальных последствий трансформационных процессов в странах СНГ (России, Беларуси и Казахстане), были поставлены и решены следующие задачи:

1.Сравнительный анализ моделей и стратегий социальной политики в России, Беларуси и Казахстане и определение факторов, объясняющих специфику трансформационных процессов в различных государствах.

2.Исследование социальных последствий трансформационных изменений постсоветских обществ на основе данных статистики, мониторинг динамики ценностных ориентаций и массовых социально-поведенческих установок.

3.Выявление различия в восприятии населением основных социальных проблем, дифференциации базовых показателей удовлетворенности жизнью, социального самочувствия, материального положения и социального оптимизма, а также отношения к властям в странах, реализующих принципиально различные стратегии реформирования общества.

4.Определение стратегий и форм социальной адаптации населения в зависимости от социально-политических факторов развития общества.

  1. Изучение особенностей формирования и функционирования новых социальных механизмов обеспечения баланса социальных и экономических компонентов трансформации.

Важной частью сравнительного анализа социальных последствий различных стратегий, избираемых в процессе реформирования постсоветских обществ, выступили осуществленные в течение 2007-2008 гг. массовые социологические обследования в Казахстане (Атырауская область, Южно-Казахстанская область, Северо-Казахстанская область), в Беларуси (Минская область, Гродненская область), в Сибири (Новосибирская область, Кемеровская область), основывающиеся на единой методике исследования.

Основная гипотеза, подтвержденная в ходе исследования, заключается в том, что стратегии социально-экономической адаптации населения постсоветских государств, имеющие общие типологические черты и тенденции развития, различаются в зависимости от уровня и степени контроля государства в экономической сфере и зависят от уровня социальной поддержки государством различных слоев общества (выбор между либеральной, социально-демократической, патерналистской моделями развития).

Таким образом, основным фактором, определяющим закономерности социальной трансформации общества, является степень государственного вмешательства в сферу экономики, а также стратегия государственной политикой в социальной сфере. Постсоциалистические государства, осуществляя частичное (иногда весьма значительное) разгосударствление собственности, утверждая равенство всех видов собственности и рыночный механизм регулирования общественного производства, тем не менее, сохраняют определенные позиции в экономике, необходимые для обеспечения социального развития.

Однако масштабы приватизации сферы экономики и социальной политики в странах с различными стратегиями реформирования существенно различались, что очевидно, например, из анализа динамики увеличения доли частного сектора в экономике (см. рис. 1).

Рисунок 1.

Динамика увеличения доли частного сектора

 (в % к общему количеству предприятий), 1991-2004

Сторонники шоковой терапии (примерами на постсоветском пространстве являются Россия и Казахстан), постулируя противоречие между требованиями к государству, с одной стороны, и, с другой стороны, его ограниченной способностью ответить достойно на предъявляемые требования, противопоставляют государство рынку (в экономике). Из этого следует необходимость осуществления радикальной либерализации экономики, как средства создания необходимых условий для инвестиций, накопления капитала и экономического роста. Быстрые изменения в балансе власти и общества при осуществлении «шокового» модернизационного пути развития должны были быть обеспечены посредством увеличения доли частного сектора, что и произошло в России и Казахстане. Модернизационный путь развития, осуществляемый Россией и Казахстаном, оказался чреват недооценкой рыночных функций социальных институтов, определяющих основные стандарты рыночной экономики. Попытка создания рыночной экономики без основных социально-экономических институтов ведет, как показал опыт этих государств, к экономическому волюнтаризму и резкому снижению уровня и качества жизни основной массы населения.

Эволюционный путь развития, осуществляемый другими странами (наиболее яркий пример – Беларусь), создает условия для устойчивого, необратимого характера экономического роста и обеспечивает инерцию движения, которая дает время и дополнительные возможности для выправления неблагоприятных ситуаций. Вместе с тем, эволюционный путь развития порождает социальные проблемы, связанные с замедленным формированием рыночной инфраструктуры и затрудняющие переход от экстенсивной к интенсивной экономике рыночного типа. Особенностью трансформации белорусского общества является сохранение административно-командной системы, обладающей такими чертами как: государственная собственность на ресурсы, плановое регулирование производства, распределения ресурсов и доходов, государственный патернализм, автаркия.

Одной из самых острых социальных проблем в России, Беларуси и Казахстане оказалась проблема бедности, при этом отличительной особенностью современного этапа развития всех постсоветских обществ является  рост экономической бедности, когда работоспособные граждане не могут обеспечить себе социально приемлемый уровень благосостояния из-за низкой заработной платы или задержек с ее выплатой. При этом факторы, генерирующие экономическую бедность, таковы, что само по себе получение работы трудоактивным населением не может служить источником благосостояния по следующим причинам: отсутствие рынка труда в депрессивных регионах и низкий уровень нормативно установленной оплаты труда. В результате значительная часть населения живет за чертой бедности, даже имея работу. В этой связи бедность, наблюдаемую в России, Беларуси и Казахстане, можно определить, прежде всего, в терминах «экономической» или «рыночной бедности»– то есть бедности, связанной с местом определенных категорий экономически активного населения на рынке труда.

Другим следствием реформ стала социальная поляризация общества на «очень богатых» и «очень бедных», достигшая в странах, избравших путь «шоковой терапии» критических масштабов. В России и Казахстане за первую половину разрыв в доходах самых бедных и самых богатых увеличился с 4,5 до 14-16 раз, но даже эти показатели государственной статистики большинство независимых исследователей считают заниженными. В последние годы индекс «Джини» в России, Кыргызстане и Казахстане находится в пределах 0,512-0,514. Современную ситуацию и в России и в Казахстане можно охарактеризовать как ситуацию расслоения на «очень богатых» и «очень бедных». В развитых странах «Джини» в среднем равен 0,25-0,35, что считается оптимальным показателем.

В странах, выбравших эволюционный путь развития, процессы социальной поляризации общества не столь заметны. В Беларуси, имеющей самую низкую долю частного сектора в ВВП среди постсоциалистических стран, коэффициент Джини почти не изменился с 1992 года и, по данным отчета Венского института международных исследований, составлял в 2001 году 0,34, (что гораздо ниже, чем было на тот момент в России — 0,52), а коэффициент дифференциации денежных доходов населения — 6,1, а по производству валового внутреннего продукта Беларусь уже в 2003 году превысила на 4% уровень докризисного 1990 г.

Исследование показало, что в российском, казахстанском и белорусском обществах происходят диаметрально противоположные процессы: наряду с повышением благосостояния общества за счет увеличения ВВП, в России и Казахстане наблюдается тенденция увеличения высоты экономической пирамиды, то есть, увеличение социальной дифференциации, вследствие разницы в денежных доходах различных социальных групп, а в Беларуси — тенденция уменьшения этой высоты (в процессе выравнивания денежных доходов разных социальных групп населения) (см. рис. 2).

Рисунок 2.

Сравнение высот экономической пирамиды в России, Беларуси и

Казахстана (по коэффициенту дифференциации среднедушевых денежных доходов населения)

И в том, и в другом случае наблюдаемые процессы могут иметь негативные последствия. Чрезмерное вытягивание этой пирамиды, т.е. увеличение социальной дистанции между полюсами дифференциации социальных слоев, ведет к усилению социальной напряженности в обществе, его дезорганизации, социальным потрясениям. Чрезмерное уплощение этой пирамиды также может иметь негативные социальные последствия, поскольку уравнивание в доходах, собственности, власти, статусных позициях лишают индивида стимула к действию и ведут к формированию экономического поведения, обращенного на удовлетворение частных экономических интересов.

В практике стран с развитой рыночной экономикой механизмами, выработанными для регулирования социального неравенства, являются социально-ориентированная политика государства и институты гражданского общества, аккумулирующего наиболее актуальные интересы и запросы различных общественных групп в публичной сфере. Однако в постсоветских странах становление гражданского общества происходит в условиях острого дефицита доверия как к институтам самого государства, так и к формирующимся институтам гражданского общества.

В условиях слабого развития гражданского общества именно социальная ориентированность государственной политики в социально-экономических преобразованиях служат предпосылкой стабильности, благополучия и безопасности общества. При этом социальная политика выступает инструментом системной трансформации, а высокие темпы экономических и социальных изменений, свойственные переходному периоду, предъявляют жесткие требования к социально-экономической государственной политике, вынуждая постсоветские государства постоянно вырабатывать новые механизмы компенсации социальных издержек трансформации.

В Казахстане проводимая социальная политика в целом являлась составным элементом общего курса либерализации политической системы, а ее теоретической базой стали либерально-консервативные модели. Система социального обеспечения в Республике была приватизирована уже на первом этапе реформирования в 1992-1993 гг., после чего государство в значительной степени сняло с себя социальную ответственность перед населением, переложив эти обязательства на возможности и инициативу самих граждан. Очевидно, что это явилось результатом как неэффективности дискредитировавшей себя прежней социалистической системы социальной политики, так и следствием реформирования всех других, связанных с этой сферой отраслей экономики.

Таким образом, в сфере социальной политики Казахстан изначально осуществлял стратегию, к которой Россия пытается перейти сейчас: при ее реализации государство снимает с себя социальную ответственность перед гражданами.

Другая модель – промежуточная (Россия) характеризуется попытками государства сохранить консервативную преемственность в социальной сфере. Российская модель социальной политики 90-х гг., заимствованная из практики регулирования социальной сферы Советского Союза, была направлена на охват социальной защитой практически всего населения, а также недопущение массовых увольнений. Неэффективность социальных ассигнований, во многом связанная с неупорядоченностью льгот и неоптимальностью процедур льготирования, поставила в конце 90-х гг. XX века Россию перед необходимостью перехода к новой субсидиарной модели социальной политики. В России в этих целях были снижены налоги, осуществлена реформа по монетизации льгот и предпринят ряд других мер. В основу реформ в сфере социальной поддержки населения был положен принцип предоставления социальной помощи преимущественно в адресной форме и лишь тем домохозяйствам, фактическое потребление которых находится на уровне ниже прожиточного минимума.

В Республике Беларусь сложилась иная, по сравнению с Россией и Казахстаном, модель реформирования социальной сферы. Для современной Беларуси естественной является модель управляемой государством и социально ориентированной смешанной экономики. Для белорусской модели характерны государственное управление экономикой, в первую очередь, непосредственное управление государственным сектором экономики; планирование и прогнозирование социально-экономического развития страны, социальный патернализм государства. Государственный выбор в пользу социально-ориентированной рыночной экономики, осуществленный в республике Беларусь, наряду с очевидными преимуществами, порождает и ряд проблем, главная из которых — проблема баланса социального и экономического компонентов, так как издержки, сопровождающие внедрение неэкономических ценностей, предполагают потерю экономической эффективности производства.

Белорусская (эволюционная) модель развития демонстрирует целый ряд преимуществ: высокие темпы роста экономики (происходящий без «сырьевой подпитки», как в России и Казахстане); почти полная занятость экономически активного населения; один из самых низких показателей социальной поляризации. Вместе с тем, выявилась необходимость глубоких изменений в системе хозяйствования. Достигнутая стабилизация выдвигает на первый план целесообразность углубления рыночных и институциональных преобразований, инновационного пути развития. Проведение экономической политики без существенных изменений создает реальные угрозы социально-экономическому развитию страны, что проявляется в нарастании числа убыточных предприятий, росте неплатежей, снижении объемов инвестиций, падении конкурентоспособности экономики. Очевидно, что реформирование экономики на современном этапе должно иметь последовательный и системный характер и быть направленным на либерализацию, приватизацию, снятие барьеров в предпринимательской деятельности.

Исследования, осуществленные в 2007-2008 гг. по единой методике в трех странах, показали, что субъективное восприятие социальных проблем населением России, Казахстана и Беларуси в значительной степени различается. По результатам проведенного авторским коллективом социологического мониторинга ясно обозначилось два противоположных поля со своими представлениями о страхах и угрозах, с заметной дифференциацией в оценках базовых показателей удовлетворенности жизнью, социального самочувствия, материального положения и социального оптимизма, а также отношения к властям. С одной стороны — это Казахстан (к которому приближается население Беларуси), где в субъективных оценках населения преобладают позитивные настроения, с другой стороны — это Россия, где очень много отрицательных показателей удовлетворенности жизнью, наличествует постоянное ожидания негативных перемен (или отсутствие каких-либо надежд на улучшение жизни). Более высокая оценка, высказанная казахстанскими респондентами, касается практически всех сфер жизни общества. И наоборот практически по всем параметрам российские респонденты оценка положения дел в стране российскими респондентами имеет негативный характер. Например, анализ восприятия населением социально-экономического положения в стране показывает фактически две противоположных ситуации.

Оценки населением социально-экономического положения в стране по данным опросов демонстрируют фактически две противоположных картины. Около трети респондентов в Беларуси и Казахстане оценивают социально-экономическое положение как хорошее, в отличие от россиян, около 40% которых оценивают социально-экономическое положение в своей стране как плохое (рис. 3).

Рисунок 3.

Оценка населением социально-экономического положения в стране

Более 50% опрошенных в ходе обследований в России отмечают наличие социальной напряженности в обществе, в то время когда в Беларуси только 9% респондентов дали положительный ответ на этот вопрос. В Казахстане мнения разделились (31% опрошенных скорее согласны с наличием социальной напряженности в обществе и 28% — скорее не согласны) (рис. 4).

 Рисунок 4.

 Признание населением наличия социальной напряженности в обществе

Данные опросов свидетельствуют в первую очередь о том, что субъективное восприятие населением социальных проблем в значительной степени различается. Можно предположить, что различия в восприятии проводимой государством политики обусловлены различиями в выборе стратегий социальной политики, реализуемых Россией, Беларусью, и Казахстаном.

Наиболее непоследовательной, в свете сравнительного анализа, представляется «маятниковая» модель модернизации социальной сферы, воплощенной в социальной политике России, занимающей промежуточное место между постсоветским патернализмом белорусской модели, и либерально-консервативным курсом реформирования социальной сферы Казахстана. Если в Казахстане переход к субсидиарной социальной политике имел место на самых первых этапах трансформации, в первой половине 90-х гг., то в России разработка концепции и стратегии социальных реформ началась в середине 90-х, а окончательное оформление получила только с 2000-2001 гг., при этом следствием ряда тактических ошибок, допущенных при реализации новых социальных программ стал рост социальной напряженности, иллюстрацией к этому служат данные социологических исследований, проведенных авторским коллективом в 2007 году.

Неблагоприятные последствия подобного подхода проявились (и проявляются) как в объективных показателях развития социальной сферы России, так и в субъективных оценках россиян.

Как следует из данных наших исследований, в России и Беларуси исходя из субъективной оценки населением своих материальных возможностей, более 70% населения относится к малообеспеченным. Наиболее позитивная оценка материальных возможностей наблюдается в Казахстане, где около 30% относит себя к обеспеченной категории. Особенно актуально это противоречие для российского социума, где, почти треть населения можно было отнести к крайне бедным (семье часто приходится отказываться даже от необходимых продуктов питания и одежды), поэтому для России проблема адресной социальной поддержки малоимущих представляется наиболее актуальной.

Таблица 1.

Характеристика населением своих материальных возможностей

РБ РФ РК
Семье часто приходится отказываться даже от необходимых продуктов питания и одежды; из домашнего имущества есть только необходимый минимум (холодильник, телевизор, мебель). 23% 33% 17%
Денег хватает только на необходимые продукты питания, одежду; хозяйство обеспечено необходимой бытовой, аудио- и видеотехникой, мебелью. 56% 47% 51%
Денег хватает на обеспеченную жизнь (продукты питания, одежду, бытовую, аудио- и видеотехнику, мебель, отдых), но на дорогие приобретения приходится копить. 19% 19% 29%
Семья может позволить себе дорогие приобретения (недвижимость, автомобили и пр.), престижный отдых, образование. 1% 1% 2%

Более высокая оценка, высказанная казахстанскими респондентами, касается практически всех сфер жизни общества. И наоборот практически по всем параметрам российские респонденты оценивают положение дел в стране гораздо ниже (рис. 5).

 

Рисунок 5.

Оценка населением жизненной ситуации в целом

Особенности реформирования социальной сферы наложили свой отпечаток на процесс выработки новых поведенческих стратегий, соответствующих новым социально-экономическим реалиям. Как показали данные исследования, преобладающей формой приспособления большинства населения постсоветских стран является пассивная адаптация. На практике, около 70% населения Беларуси и свыше 70% россиян при решении материальных проблем прибегают к стратегии «затягивания поясов» (либо ничего не предпринимают, либо снижают уровень своих потребностей, либо «стараются жить по средствам»). Лишь около 20% жителей этих стран практикуют инновационные формы адаптации и пытаются всеми возможными способами поднять свой жизненный уровень. Наиболее инициативными в попытках решения своих проблем оказываются жители Казахстана, где 41% респондентов заявили о том, что повышают свой доход всеми возможными способами.

Рисунок 6.

 Выбор населением способа решения материальных проблем

Особенности эволюционного пути развития (на примере Республике Беларусь) определяют выбор населением множественной занятости и ориентацию на получение государственных социальных трансфертов (как основных адаптационных стратегий). Модернизационный путь развития (на примере Казахстана) в условиях экономической рецессии, приводит к тому, что основными адаптационными стратегиями населения становятся единичная занятость с ориентацией на получение высокого и стабильного дохода и самозанятость (предпринимательство).

Таким образом, получила подтверждение гипотеза о том, что стратегии социально-экономической адаптации населения постсоветских государств, имеющие общие типологические черты и тенденции развития, различаются в зависимости от уровня и степени контроля государства в экономической сфере, и коррелируют с уровнем социальной поддержки государством различных слоев общества.

Обобщение и комплексный междисциплинарный анализ опыта развития стран, реализующих различные стратегии реформирования, позволяет выработать методологию общего подхода к трансформационным процессам, основанного на тесной связи между темпами социокультурной динамики, экономического роста, моделями государственной социальной политики, социальными и политическими тенденциями развития общества.

Сравнительный анализ моделей социальной политики и форм адаптации населения к изменениям социальной среды в России, Беларуси и Казахстане позволил определить дистанцию между декларируемой социальной политикой и объективными результатами социально-экономических реформ. Анализ направлений результатов и перспектив регулирования социальных последствий трансформационных процессов может способствовать оптимизации реального государственного контроля над балансом экономических и социальных издержек в ходе решения государственных программных задач.

Искакова К.И.,

кандидат философских наук, профессор

Евразийского национального университета

им. Л.Н. Гумилева

(г. Астана)

 ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА – КАЗАХСТАН: ОПЫТ СОЦИАЛЬНОЙ

ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ

МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ТОЛЕРАНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

С первых дней независимости Республика Казахстан стремилась к налаживанию долгосрочных торгово-экономических связей с Европой, так как европейская модель интеграции считалась и считается наиболее успешной среди существующих региональных объединений и делает Европу ценным партнером для многих стран, в том числе для нашей страны.

Как известно, Казахстан в 2008 году принял Государственную программу «Путь в Европу», главной целью которой было вывести на мировое конкурентоспособное пространство все сферы жизнедеятельности Казахстана, поднять уровень жизни населения.

Важное место во внешней политике Казахстана принадлежит внешнеэкономическому сотрудничеству со странами Восточной Европы. Согласно документам ООН  к странам Восточной Европы относятся Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария[2].

Страны Восточной Европы близки к нам по историческому прошлому и характеру решаемых сегодня задач. Они успешно прошли период переходного развития, раньше вступили на путь преобразований, накопили большой опыт в решении экономических, социальных, национальных проблем, в результате успешно влились в мировое сообщество.

Развитие двухсторонних и многосторонних отношений Казахстана с государствами Восточной Европы является существенным фактором укрепления позиций нашей страны на международной арене. Взаимоотношения Казахстана со странами Восточной Европы на правительственном уровне рассматривается в качестве одного из приоритетов внешней политики республики на европейском направлении[3].

Республика Казахстан рассматривается странами восточноевропейского региона как один из лидеров на постсоветском пространстве, привлекающий зарубежных партнеров не только богатыми природными ресурсами, но и заметным прогрессом в строительстве демократического правового государства, проведении экономических преобразований. Заметно усилился интерес деловых и предпринимательских кругов стран региона Восточной Европы к Казахстану, появилось стремление найти надежных партнеров, наладить долгосрочные деловые отношения.

Доминирующим компонентом в системе отношений «Восточная Европа — Казахстан» является экономический фактор. Вместе с тем, в будущем в результате расширения и углубления взаимодействия сторон можно прогнозировать исследование и совместную разработку действий и в области социальной защиты населения в условиях рыночной экономики.

В настоящее время в научных кругах некоторых стран довольно активно обсуждается проблема места и роли социальной сферы в рыночной экономике. В массовом сознании уже укоренилось представление о рынке как единственно приемлемом способе организации экономической деятельности в современном мире. Существуют многочисленные примеры экономических развитых стран, в которых априори предполагается, что рыночное хозяйство социально само по себе. Однако в современных условиях роль социального фактора в экономике многократно усилилась.

Ориентация рыночной экономики на человека и его потребности отражена в работах классиков экономической теории: Л. Вальраса, А. Смита, А. Маршалла и др. Они отмечали о том, что предметом экономической науки является главным образом те побудительные мотивы, которые наиболее устойчиво воздействуют на поведение человека в хозяйственной сфере его жизни[4].

Вопросы социального развития, неразрывно связанные с экономическим развитием, являются одним из основных направлений деятельности Организации Объединенных Наций.

ООН подчеркивает исключительную важность социальных аспектов развития, инициируя усилия на глобальном уровне. В разработанной и осуществляемой ООН концепции «устойчивого развития» социальные аспекты стали его неотъемлемой составляющей, наряду с экономическими.

Глобализация и либерализация ставят новые вызовы перед социальным развитием. В мире нарастает озабоченность в связи с необходимостью обеспечения равноправного доступа к благам, которые дает глобализация.

В последние годы в деятельности ООН в социальной сфере утвердился подход, в основе которого лежит «ориентация на человека», когда в центр стратегии развития ставятся личность, семья и община. Особое внимание вопросам социального развития со стороны ООН связано с тем, что нарастающие экономические и политические проблемы зачастую решаются в ущерб социальным сферам, таким, как здравоохранение, образование и народонаселение, а также уязвимым социальным группам.

Всемирная встреча на высшем уровне в Дании (март, 1995 г.) призвала заинтересованные страны принять «формулу 20/20», которая предлагает правительствам развивающихся стран выделять не менее 20% своих бюджетов на основные социальные услуги и, соответственно, странам-донорам ассигновать 20% на социальный сектор из их официальной помощи, предназначенной на развитие[5]. Это дает основание полагать, что изменение приоритетов государственного развития в сторону «социализации» рыночных отношений носит не случайный, а долговременный и принципиальный характер.

Государственная социальная политика — это целенаправленная деятельность государства, ставящая своей целью ослабление дифференциации доходов, смягчение противоречий между участниками рыночной экономики и предотвращение социальных конфликтов на экономической почве. Посредством государственной социальной политики в рыночной экономике реализуется принцип социальной справедливости, предполагающий определенную меру выравнивания положения граждан, создание системы социальных гарантий и равных стартовых условий для всех слоев населения.

Основой социальной политики государства является социальная защита населения. Социальная защита охватывает комплекс отношений, связей и интересов социальных субъектов, общественных организаций и государства, связанных с факторами улучшения качества жизни населения.

Формы, методы, механизм осуществления социальной защиты разнообразны. В круг нашего интереса входит исследование вопроса о деятельности государства  по социальной защите населения.

Понятие «социальная защита» впер­вые использовали американские зако­нодатели в тексте закона, принятого в 1935 г. В нем давалось правовое обос­нование нового для США института обязательного страхования на случай старости, смерти, инвалидности и без­работицы.

В дальнейшем рамки этой дефини­ции значительно расширились, чему способствовала, в том числе и разра­ботка конвенций и рекомендаций Международной организации труда, Всемирной организации здравоохра­нения, Международной ассоциации социального обеспечения, посвящен­ных социальному страхованию и соци­альной помощи, гарантированию ми­нимальных доходов работающим при наступлении нетрудоспособности, а также условиям и охране труда, зара­ботной плате.

В странах Восточной Европы в реализации политики социальной защиты важное значение придавалось поддержке семьям с детьми. В этих странах принципы и порядок оказания социальной поддержки семьям с детьми сложились в 70-80-е годы прошлого столетия. В тот период эта помощь рассматривалась не только как способ улучшения материальных условий жизни семей, но и как важное направление демографической политики. Особенно широкой сеть государственной помощи была в Венгрии, бывших ГДР и Чехословакии, где демографическая ситуация была наименее благоприятной. Созданная в этих странах система помощи во многом соответствовала развитым западноевропейским государствам, но не всегда отвечала экономическим возможностям стран. В других странах ВЕ размер пособий в той или иной степени увязывался с доходами семей.

На начальных этапах реформ в основном принимались меры, направленные на поддержание сложившегося уровня жизни семей с детьми. Прежде всего проводилась индексация всех видов пособий, а расчет размеров пособий стал опираться на один из показателей минимального дохода. В Венгрии и Польше это минимальная пенсия, Словакии и Чехии — прожиточный минимум, Болгарии и Румынии — минимальная заработная плата. В ряде случаев для этих целей используется средняя зарплата по стране.

В Болгарии социальная защита населения, включая семьи с детьми, стала строиться на «системе компенсационных выплат», принятой правительством в феврале 1991 г. В Венгрии в целях защиты семей от инфляции в 1990 г. был расширен круг семейных пособий, а в 1993 г. принят закон, сформулировавший новые критерии социальной помощи на переходный период, были введены новые виды социальной поддержки, в том числе, связанные с доходами семей.

Поддержка семей с детьми осуществляется в разных видах и формах. Основную ее часть составляют прямые денежные выплаты.Центральное место среди них занимают ежемесячные пособия на детей в виде надбавки к заработной плате. Распространяются они на детей и подростков до достижения ими трудоспособного возраста или окончания образования. Так, в Болгарии, Венгрии, Польше и Румынии его получают дети до 16 лет, в Словакии и Чехии — до 15 лет. В случае продолжения учебы пособие выплачивается в Венгрии детям до 19 лет, в Польше — до 25, в Словакии и Чехии — до 26 лет.

Недоучет в перестроечные годы, а в чем-то даже пренебрежение к социальной компоненте реформ — причина многих негативных событий и неуспехов. Там, где понимание проблемы пришло быстрее — в постсоциалистических странах Европы – страны стали быстрее выходить из кризиса и ныне имеют лучшие показатели и итоги в целом. Так, Румыния, Болгария, Польша, не сильно исходно отличавшихся по экономическому фону от СССР, уже 1995 г. характеризуются значительным (4-5%) ростом валового внутреннего продукта, а с ним — и доходов населения.

Изменения в системе поддержки семей с детьми, как и другие масштабные преобразования в социальной сфере проводятся в большинстве стран в условиях начавшегося экономического роста, при повышении реальной заработной платы, введения новых фондов страхования [6].

В станах Восточной Европы в сфере социальной защиты показательными являются вопросы, связанные со страховой медициной. В 1990 г. в Венгрии начался переход к страховой медицине по западному типу. В настоящее время введены страховые полисы для работающих граждан, а также для работодателей, которые платят ежемесячные взносы, размер которых зависит от их дохода.

В Польше введены новые законы и изменена структура медицинской отрасли. Из государственной структуры медицина трансформировалась в социальное страхование, что подтверждено законодательно. Реформа здравоохранения принята в 1999 г.[7].

С 2002 г. в Болгарии амбулаторно медицинскую помощь предоставляют частные врачи или частные медицинские центры. Естественная конкуренция предполагает повышение качества медицинского обслуживания[8]. В Болгарии функционируют частные страховые компании в виде добровольных фондов медицинского страхования. Их число пока незначительное, и стоимость медицинских услуг для гражданина Болгарии со средним доходом высокая. Предлагаемый фондами медицинского страхования сервис включает покрытие стоимости лекарственных средств, осмотра врачами, обследования, лечения в больнице и оплату пребывания в стационаре в виде суточных.

В Чехии возвратились к изначальной форме медицины с ее неизменными атрибутами — частным и платным обслуживанием и приватизацией медицинских учреждений. В стране существует индивидуальное  страхование[9]. Оплата его стоимости осуществляется следующим образом. Предприниматели отчисляют долю от заработка за наемных рабочих, 2/3 страхового взноса платит работодатель и 1/3 — работник. Страхование неработающего населения осуществляют за счет бюджетных средств. Стоимость медицинской страховки зависит от пола и возраста клиента. Максимальные взносы установлены для 68–70-летних граждан[10].

В Чехии функционирует большое количество страховых компаний, застрахованный имеет право выбора. Клиент заполняет необходимые документы и заключает договор страхования, копия которого отправляется плательщику основной части взноса (по месту работы или в местную администрацию).

Таким образом, бывшие социалистические страны сумели быстро сориентироваться и выбрали социальное медицинское страхование. Это обусловлено географическим расположением (соседством со странами Западной Европы), желанием освободиться от прежних порядков и устоев, а также традициями и опытом[11].

Европейский Совет в марте 2006 года рассмотрел новую схему социальной защиты, изложенную в документе «Работая вместе, работая лучше: предложения новой схемы открытой координации политики социальной защиты и социального включения». В данном документе, в частности, говорится о необходимости поддержания адекватных и устойчивых пенсий через обеспечение финансовой устойчивости государственных и частных пенсионных схем. Основой же стабильности пенсионных систем стран ЕС должна стать стратегия увеличения продолжительности работы людей пожилого возраста, когда работник заинтересован отложить свой выход на пенсию. В Польше средняя пенсия составляет около 200 евро, или 22% от средней зарплаты. В Венгрии средняя пенсия составляет приблизительно менее 40% средней зарплаты и равна 116,71 евро. В Болгарии же минимальная пенсия составляет около 25 евро, а максимальная – 50 евро. Европейский кодекс социального обеспечения рекомендует повысить пенсии выше 50% средних зарплат[12].

Социальные стандарты образования включают перечень бесплатных и общедоступных образовательных услуг, финансируемых за счет государственных средств, нормы и нормативы обеспеченности населения бесплатными и общедоступными образовательными услугами, нормы и нормативы материального, кадрового и технического обеспечения образовательных и воспитательных учреждений различных типов. Социальные стандарты в области образования используются для определения нормативов минимальной бюджетной обеспеченности различных видов образования и воспитания в расчете на одного обучающегося в год; нормативов финансового обеспечения образовательных и воспитательных учреждений различных типов в год.  Затраты на образование в Венгрии равны 5,5%, в Польше – 5,4%, в Словакии – 4,3%[13].

Основные направления развития системы социальной защиты базируются на анализе международного опыта и современного состояния. Предлагается построение такой системы социальной защиты, которая соответствует рыночным условиям.

Развитие современного Казахстана характеризуется динамичными преобразованиями в социально-экономической  сфере общественной жизни. Реализация обозначенных в Стратегии развития «Казахстан – 2030» среднесрочных и долгосрочных целей способствует устойчивому росту в аспекте социально-экономических  преобразований, обеспечивает дальнейшую интеграцию казахстанской экономики в мировую экономику на основе равных конкурентных возможностей. Казахстанский путь ускоренной экономической, социальной и политической модернизации направлен на создание высоких стандартов жизни. В Послании народу Казахстана от 6 февраля 2008 года «Рост благосостояния граждан Казахстана – главная цель государственной политики» Глава государства Н.А. Назарбаев отметил, что «… стандарты качества жизни должны стать эффективным рыночным инструментом развития человеческого капитала и социальной модернизации Казахстана, не приводя при этом к росту иждивенческих настроений»[14].

Важнейшая задача предстоящего десятилетия – улучшение качества и уровня жизни всех граждан Казахстана, укрепление социальной стабильности и защищенности.

В нормально развивающейся экономике и тем более в переходный период к ней (с его общим разломом для подавляющего числа людей) отношения государства с населением строится с двух позиций. С одной стороны, население — активный субъект отношений: владеет собственностью, трудится, создает ВВП и собственные доходы, платит налоги, покупает товары и услуги и пр.; с другой — оно является объектом той функции государства, которую теперь принято обозначать термином «социальная защита». Таким образом, под социальной защитой понимается политика государства по обеспечению социально-экономических прав и гарантий человеку, независимо от его места жительства, национальности, пола, возраста и других подобных обстоятельств.

Основной целью социальной политики Республики  Казахстан является достижение высокого качества и передовых  социальных стандартов жизни всех слоев населения. Основной задачей на современном этапе развития является улучшение  степени социальной защиты населения. Выполнение этих задач возможно в условиях межэтнической толерантности в полиэтническом Казахстане, где проживают представители более 130 этносов.

Толерантность (от лат. tolerantia- терпение) – терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям. 16 ноября 1955 года 183 страны — члены ЮНЕСКО приняли «Декларацию принципов толерантности (терпимости)». В статье 1 этого документа определяется понятие: «Терпимость означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности»[15].

В соответствии с этим документом терпимость не распространяется в отношении посягательств на универсальные права и основные свободы человека, на социальную несправедливость, не предусматривает отказа от своих или уступки чужим убеждениям. По существу поле терпимости охватывает, прежде всего, межэтнические отношения, которые в Казахстане являются толерантными.

Казахстанский опыт решения межнациональных проблем был высоко оценен мировым сообществом. Это подтверждается отзывами со стороны Верховного Комиссариата ОБСЕ по делам национальных меньшинств, с которым Казахстан активно взаимодействует с 1994 года. Официальное заявление Верховного комиссара гласит, что «руководство Республики Казахстан проводит последовательную политику обеспечения необходимых условий для реализации интересов всех этнических групп в стране и дальнейшей гармонизации межэтнических отношений. Приверженность этой политике при поддержке большинства гражданских институтов и граждан, при содействии международного сообщества, включая ОБСЕ, является прочной основой для дальнейшей стабилизации межэтнических отношений в стране». Сказанное подтверждают следующие данные. В ходе данного опроса, подавляющее большинство экспертов (85 человек – 86,7%) оценили ситуацию в Казахстане в межэтнической сфере  как “благополучную”. При этом 48 экспертов (48,9%) считают, что межэтнические взаимоотношения  “хорошие”[16].

В межнациональных отношениях в Казахстане на повестке дня стоит вопрос о предотвращении, о недопущении конфликтных ситуаций, а также – сохранения достигнутых успехов в сфере межэтнических отношений. Созданная 1995 году Ассамблея народов Казахстана (с 2007 года — Ассамблея народа Казахстана) проводит кропотливую работу по укреплению межэтнических отношений. АПН по существу является гарантом толерантных отношений между этносами Казахстана. «Ассамблея народа Казахстана институционально зафиксировала казахстанский подход к развитию межэтнических отношений. Вся история становления и развития Ассамблеи как института стала накоплением стратегического ресурса нашего общества …»[17], — отметил заместитель Председателя АНК – заведующий секретариатом АНК  Е.Л. Тугжанов.

Формирование толерантных межэтнических отношений в независимом Казахстане во многом зависит от успехов укрепления рыночных основ экономики и совершенствования государственности как свободного согражданства населяющих страну этносов, успешного решения всего комплекса проблем модернизации общества, полноценной интеграции государства в мировое сообщество на демократических началах.

В нашей республике появляются благоприятные условия для бурного развития процессов интеграции и сплоченности. Для современных межна­циональных отношений характерны процессы постоянной межэтнической интеграции. Интеграция может быть этнической (национальной), может быть социальной. В ходе этнической интеграции родственные этнические группы или часть одного этноса более глубоко консолидировались в единый народ, нацию. При социальной или социально-политической интеграции разные народы сближаются благодаря общим социальным целям.

Факторами стимулирования интегративных тенденций, процессов меж­национального сближения являются экономика, торговля, технический про­гресс. Народам необходимо, выгодно объединяться, для того чтобы поднять­ся на более высокий социально-экономический  уровень и решать социальные проблемы. Однако отсутствие в современном Казахстане межнациональных кон­фликтов вовсе не означает, что не нужно обращать внимание на межнациональные пробле­мы.

В обществе всегда, есть предпосылки и конфликта, и единства. Уровень жизни, доходы, собственность, образование, власть, политические симпатии и антипатии, национальные, демографические различия в социокультурном и политическом плане разделяют людей на различные клас­сы, слои, этнические группы, поколения, жителей города и деревни. Государство должно гарантировать право на существование, сво­бодное развитие и конкуренцию самых разнообразных классовых, этниче­ских и иных интересов.

Международный опыт показывает, что причинами возможных межнациональных конфликтов мо­гут стать: экономический кризис, связанный со сменой экономической модели, неадаптированность отдельных социальных и этнических групп к разви­вающимся рыночным отношениям, разные стартовые условия этнических групп к началу рыночных отношений, изменение социальной структуры об­щества. Условием предотвращения подобных негативных процессов в межэтнических отношениях является своевременное решение государством социальных вопросов в целом, и в частности, социальной защиты населения.  Опыт социальной защиты населения, накопленный в странах Восточной Европы, может служить примером для Казахстана в ходе реализации социальных задач и стать одним из факторов укрепления толерантных межэтнических отношений. А это предполагает определение путей взаимодействия и сотрудничества стран Восточной Европы и Республики Казахстан; создание совместных научных проектов «Восточная Европа – Казахстан» по социальной защите населения и разработка механизмов их реализации.

Зайниева Л.Ю.,

 доктор политических наук,

профессор      Казахского национального технического университета им. К.И. Сатпаева

(г. Алматы)

 СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ МОЛОДЕЖИ КАЗАХСТАНА

В КОНТЕКСТЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ОПЫТА

 Практически все проблемы общества – на национальном, региональном и глобальном уровнях – коренятся в развитии молодого поколения, связаны с решением его вопросов. Особенно емко место молодого поколения, его интересы и пути их реализации обозначены во Всемирной программе действий, касающейся молодежи, до 2000 года и на последующий период, принятой Организацией Объединенных Наций в 1995 году. Важнейшей составляющей этого процесса определена молодежная политика.

Хотя в каждом государстве работа с молодежью имеет свою специфику, но во всех национальных вариантах просматривается и общее. Это относится, прежде всего, к причинам, вызвавшим молодежную политику. В числе главных причин следует назвать в первую очередь трудности процесса адаптации молодого поколения к жизни в современном мире. Вторая причина заключается в том, что  некоторая часть юношей и девушек (в одних странах – больше, в других – меньше)  выпадает из общего процесса адаптации и становится очагом социальной нестабильности. Общество и государство не имеют иного выбора, кроме как осуществление специальных программ, причем при участии  самой же молодежи.

В Казахстане действует более 700 молодежных организаций, в деятельности которых принимает участие свыше миллиона молодых людей.   Важным этапом консолидации молодежи стало объединение в 2002 году организаций в форме ассоциации “Конгресс молодежи Казахстана”.

Следует отметить  появление молодежных крыльев в политических партиях. Особо выделяется среди них молодежное крыло Народно-демократической партии «Нур Отан», которому на первом Форуме в мае 2003 года присвоено название «Жас Отан». В мае 2008 года состоялся его первый съезд, на котором выступил Президент РК Н.А. Назарбаев. По его мнению, «Жас Отан» должен взять на себя функции консолидации молодежи страны на основе патриотических ценностей и целей прогресса. Он призван превратиться в ядро широкой молодежной коалиции, пригласить все молодежные организации к объединению Особое внимание следует обратить на активность молодежи в регионах, сельской местности. Нужно создавать молодежные советы при маслихатах и акиматах[18]. Первый съезд жасотановцев утвердил Стратегию действий Молодежного крыла в сфере молодежной политики на 2008-2011 годы.

Особый интерес вызывает возникновение молодежных образований в форме молодежных парламентов.  “Жас Отан” выступил с инициативой создания областных и республиканского молодежных парламентов. Создано также  Молодежное правительство.Впервые в марте2008 года в МажилисеПарламента РК состоялся молодежный правительственный час, в котором приняли участие депутаты нижней палаты, лидеры молодежных организаций, а также министры Молодежного правительства и депутаты Молодежного мажилиса. Был заслушан отчет Молодежного правительства, в котором выделены первоочередные проблемы молодежи: жилищная, борьба с безработицей и получение качественного образования.

Не вдаваясь в подробности молодежной политики, назовем некоторые социальные практики молодежи Казахстана и социальные практики для молодежи.

Для повышения уровня занятости и решения других вопросов Правительство республики одобрило Концепцию поддержки и развития конкурентоспособности молодежи на 2008-2015 годы, рекомендованную центральным и местным исполнительным органам при подготовке государственных, региональных и отраслевых  программ.

Практикуется создание  специальных структур по трудоустрой­ству молодежи, например, молодежных бирж труда.Организуются ярмарки рабочих вакансий.

В соответствии с Законом Республики Казахстан “О занятости населения” определен перечень лиц, относящихся к целевым группам, включая молодежь в возрасте до 21 года, воспитанников детских домов, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в возрасте до 23 лет, которым обеспечивается содействие в занятости как лицам, испытывающим затруднения в трудоустройстве и требующим социальной защиты[19].

Следует  сказать о Генеральном соглашении между Правитель­ством, республиканскими объединениями работников и работодателей, заключаемом с  2005 года. В последнем Соглашении на 2009-2011 годы имеется специальный раздел, касающийся обеспечения прав и гарантий рабочей молодежи. В нем обозначено, что при заключении региональных, отраслевых и коллективных договоров в организациях предусматривать разработку и осуществление программ по обучению рабочей молодежи в учебных заведениях республики за счет средств работодателя, решение задач по обеспечению социальных прав молодежи в области труда, образования и охраны здоровья, создание условий для самореализации социально-экономических   потребностей молодежи, поддержку и стимулирование позитивной общественной молодежной инициативы[20].

С 2009 года в соответствии с Посланием Президента Н.А.Назарбаева народу Казахстана введена «Молодежная практика».

Следует выделить деятельность студенческих строительных отрядов. Вопрос об их возрождении был поставлен Главой государства во время встречи с лидерами молодежных организаций 4 октября 2000 года. Новый импульс развитию стройотрядов дало Послание Президента народу Казахстана 2005 года. В нем содержалось конкретное поручение Правительству республики предоставить студентам в период каникул работу, а также развернуть  с привлечением студентов программу озеленения страны “Жасыл ел” [21].

Если в 2004 году в стройотрядах было задействовано около трех тысяч человек, то в 2005 году создано более трехсот ССО с привлечением около девяти тысяч студентов. В 2004 году стройотряды освоили 85 миллионов тенге, в сезоне 2005 года – 750 миллионов. Множество объектов у трудовых отрядов “Жасыл ел”. В 2007 году по республике в два раза возрос объем освоенных работ бойцами ССО, количество сформированных отрядов и привлеченных студентов. В отряды «Жасыл ел» было привлечено более 12 тысяч молодых людей[22].

Оказывается государственная  поддержка предпринимательской деятельности молодежи.В июне 2005 года в Астане Конгресс молодежи Казахстана совместно с Общенациональным союзом предпринимателей и ра­бо­тодателей “Атамекен” провел “круглый стол” “Молодежь и предпринимательство”. В целях оказания помощи молодым Союз выступил с инициативой создать консультационно-информационные центры, а также оказать содействие открытию казахстанской школы бизнес-администрирования и созданию льгот в области кредитования молодежного предпринимательства. В ходе обсуждения  Конгресс и “Атамекен” подписали меморандум о сотрудничестве в области молодежной политики.

Непростой является проблема жилья для молодежи. Один из путей ее решения – ипотечное кредитование. В качестве приоритетной категория «молодая семья» выделена и в Государственной программе развития жилищного строительства на 2008-2010 годы. Однако не всем молодым семьям по карману и ипотечное жилье. В этой связи интересным представляется проект «Жилье для молодых», осуществляемый в Западно-Казахстанской области. Идея принадлежит Молодежному маслихату. Суть предложения заключается в предоставлении квартиры без предварительного взноса. Решающую роль сыграла поддержка местных властей. Областным акиматом было создано специальное ТОО со стопроцентным участием государства в уставном капитале. Финансовым посредником является «Жилстройбанк». С его помощью будущие новоселы копят деньги. Затем под эти накопления предоставляется кредит. В 2008 году сдача в эксплуатацию первого молодежного дома стала большим событием. Она совпала с визитом в Приуралье Н.А. Назарбаева, который одобрительно отозвался о начинании и поздравил новоселов. Первая стадия проекта рассчитана на три года, т.е. строительство  по одному дому в каждом году. На этот срок обеспечена бюджетная поддержка. Затем средства начнут возвращаться и строительство продолжится. Проектом «Жилье для молодых» заинтересовались другие регионы страны. Он включает в себя и моральный аспект. Помимо обязательного соблюдения возрастного ценза, учитываются и определенные заслуги претендентов на квартиры. Это является весомым стимулом, чтобы работать или учиться лучше, чем другие[23].

Еще в Законе “О государственной молодежной политике в Казах­ской ССР”, принятом в 1991 году, нашла отражение необходимость создания социальных служб молодежи. Они были в основном  расположены в областных центрах и представлены “телефонами доверия”, пунктами консультирования (по медико-психологическим и социально-правовым вопросам), молодежными биржами труда.

Для ознакомления с полезным зарубежным опытом в этой области группа работников Государственного комитета по делам молодежи РК, действовавшего в 1991-1993 годах, и специалистов по службам побывала в Германии. В марте 1995 года было подписано соглашение о сотрудничестве в сфере молодежной политики между Министерством по делам молодежи, туризма и спорта РК и Федеральным министерством по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежи ФРГ. В сентябре 1995 года в Павлодаре состоялся международный семинар «Социальная помощь молодежи: проблемы и перспективы», в котором, кроме педагогов и специалистов по молодежным проблемам из всех областей Казахстана, приняли участие их коллеги из Германии. Это было первое в практике государственной молодежной структуры РК обращение к зарубежному опыту. И не случайно, так как социальные службы Германии имеют долгую историю. В ФРГ первая социально-психологическая служба молодежи возникла в условиях послевоенной разрухи. Ее главной задачей была определена помощь молодежи, прибывающей в города из сельской местности для восстановления промышленности. В основном она касалась быта: проблем жилья, одежды, питания. Со временем спектр деятельности служб расширился.

Направлениями деятельности социальных служб в соответствии с Законом “О государственной молодежной политике в Республике Казахстан” 2004 года являются осуществление психолого-педагогической, медико-социальной, юридической помощи и консультирование несовершеннолетних и других представителей молодежи; социальная помощь лицам, оказавшимся в особо неблагоприятных условиях в силу их физических недостатков, и молодым семьям; правовая защита молодежи в трудовых и учебных коллективах; социальное восстановление лиц из числа молодежи, освобожденных из мест лишения свободы, а также вернувшихся из специальных воспитательных учреждений; организация содержательного досуга молодежи по месту жительства, в том числе открытие и поддержка подростковых и молодежных дворовых клубов, оказание содействия трудоустройству и занятости молодежи и др.[24].

В качестве актуального документа следует обозначить  соглашение о сотрудничестве между Министерством труда и социальной защиты населения РК и Конгрессом молодежи Казахстана, подписанное в 2004 году. Оно, помимо решения проблем трудоустройства, предполагает работу по реабилитации наркоманов, социальной адаптации молодых инвалидов, развитию социальных служб.

Следует отметить общенациональную инициативу «Ауыл жастары». Проект предполагает консультативные и образовательные услуги для сельской молодежи, а также гранты и премии, подъемные и единовременные выплаты для приезжающих на село.

Активную позицию занимает Союз сельской молодежи Казахстана. Имея региональные представительства по всей республике, Союз добивается, чтобы сельские юноши и девушки были обеспечены социальными благами, предусмотренными законодательством для молодых. Эффективная форма работы Союза – заключение меморандумов с руководством областей. Исполнительная власть регионов обязуется содействовать молодежи в ее делах и начинаниях, обеспечивать работой, помогать с жильем, направлять сельских абитуриентов на учебу с выплатой им грантов.

Повышает социальную активность молодежи качественное образование.

«В процессе образования человек получает не только знания, но и способность искать новые возможности для их применения. Именно поэтому я считаю, — подчеркнул Н.А.Назарбаев в книге «Казахстанский путь», — что высокий уровень образования – это и высокие способности обладателя»[25].  Несмотря на кризис, государство поддержало студентов, выделив в соответствии с Посланием Президента 2009 года дополнительные гранты и кредиты.

В июле 2008 года Указом Президента утверждена Государственная программа развития технического и профессионального образования на 2008-2012 годы. В 2009 году открыт, например, профессиональный лицей-интернат, в котором дети-сироты будут получать востребованные на рынке труда специальности. Это идея Президента РК, которую реализовала корпорация «Казахмыс». При посещении лицея Н.А.Назарбаев отметил данный проект в качестве примера социальной ответственности бизнеса[26].

Талантливым молодым людям обеспечиваются возможности для учебы за рубежом. Формы этой учебы различны. Популярна международная президентская программа “Болашак”. Интересно начинание «Молодежный кадровый резерв».

Для Казахстана с его многонациональным составом населения, культурным и религиозным многообразием большой интерес представляет опыт молодежной политики Евросоюза. В первую очередь это относится к молодежным программам и проектам, цель которых состоит в воспитании солидарности между народами, вовлечении молодых людей в активный диалог культур и конфессий.

Большим явлением в молодежной политике стала Белая книга по молодежной политике, принятая 21 ноября 2001 года.Она содержит призыв к молодым людям стать активными гражданами Евросоюза. Поставлена задача – инкорпорировать антидискриминационные нормы во все программы молодежной политики ЕС.

Основными инструментами молодежной политики Совета Европы являются два Европейских молодежных центра, на постоянной основе с которыми сотрудничают многие молодежные организации. Долгосрочные ежегодные (до 8 месяцев) учебные программы Центров предназначены для стимулирования молодежных проектов, преследующих цели социального сплочения и включения представителей меньшинств в международную молодежную деятельность. Эту же цель преследуют и лингвистические курсы, обучение на которых происходит на семи языках, включая русский.

Финансирование молодежной активности производится через посредство Европейского молодежного фонда. Управление Центров и Фонда осуществляется на принципах совместного участия: государства и молодежные организации представлены в управляющих органах равным количеством делегатов.

Особое внимание Совет Европы уделяет вопросам мобильности молодых граждан Европы в контексте повышения их конкурентоспособности на рынке труда. Заслуживают упоминания проект «Молодежные карты», предоставляющий спектр услуг и преимуществ их обладателям в сфере культуры, спорта, путешествий и информации, а также Фонд солидарности для молодежной мобильности (ФСММ). Организованный совместно с Международным союзом железных дорог, Фонд предназначен для повышения мобильности молодых людей посредством предоставления им грантов на проезд международным вторым классом к месту проведения международных образовательных проектов.

Из европейских стран привлекает внимание опыт Германии и Франции.     В Германии создана правовая база молодежной политики. Это Федеральный закон о помощи молодежи и детям (1990 г.) и Закон о защите молодежи (2002 г.). Права молодежи закреплены также в ряде других федеральных законов и в законах, принятых в отдельных землях. В них охвачены все аспекты положения молодежи и ее подготовки к вступлению в самостоятельную жизнь.

Молодежная политика структурирована как по горизонтали, так и по вертикали. На верхнем уровне ответственность несет Федеральное министерство по делам семьи, престарелых, женщин и молодежи. На основе Федерального плана разрабатываются ежегодные земельные планы, в которых учитывается специфика регионов, и на местном уровне – коммунальные планы. Ответственность за реализацию этих планов несут, соответственно, правительства земель и коммунальные власти.

В принципе также структурирована молодежная политика во Франции. Здесь есть свои горизонтальные и вертикальные связи и свой механизм координации. Есть специальное ведомство – Министерство по делам молодежи и спорта. Оно является головным органом, отвечающим за разработку и реализацию молодежной политики, координируя и контролируя деятельность других министерств, а также нижестоящих региональных и департаментских управлений[27].

Большое внимание молодежи в РК уделяет Ассамблея народа Казахстана. В декабре 1999 года впервые в работе сессии Ассамблеи приняли участие лидеры молодежных объединений.            При ее Совете образована комиссия по работе с молодежью. Это положило начало созданию при национально-культурных центрах молодежных секций и других структур.

В 2008 году, выступая перед молодежью, предложение о создании молодежного крыла Ассамблеи народа Казахстана поддержал Президент Н.А. Назарбаев. В марте 2009 года Министерство образования и науки республики и Ассамблея разработали план совместной работы по реализации политики в области межэтнических отношений. Документ появился в поддержку обращения Президента РК к Ассамблее, ко всем политическим силам страны, научной и творческой интеллигенции с призывом внести вклад в сохранение единства народа в непростой период, занять активную гражданскую позицию в разъяснении антикризисной программы. В этом плане значительная ответственность возлагается и на молодое поколение[28].

О внимании к молодежи свидетельствуют презентация проекта «Исследование европейского опыта применения социальных практик в укреплении межэтнической толерантности и развитии гражданских институтов», а также форум казахстанско-корейской молодежи по вопросам изучения казахского языка, успешно проведенный в июле 2010 года в Алматы АНК и Ассоциацией корейцев Казахстана.

Думается, было бы целесообразным в ходе дальнейшего сотрудничества Ассамблеи народа Казахстана и европейских структур активнее развивать  молодежные сюжеты.

Кодар З.М.,

кандидат философских наук

Университет «Туран»

 ЖЕНСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАЗАХСТАНА КАК ФАКТОР

РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

             Обеспечение гендерного равенства является приоритетом в политике стран Западной Европы. Френсис Гардинер в статье «Гендерное равенство: типология государств всеобщего благоденствия» приводит таблицу о соблюдении принципа равенства, включающую в себя как равенство женщин  в получении социальных благ, так и на уровне принятия решений[29].

 Таблица 1. Соблюдение принципа равенства: страновые рейтинги

Рейтинг Вероисповедание /идеология/

уровень развития

    Страна  
Высший Лютеранство /социал-демократия/высокий Швеция, Норвегия,

Финляндия, Дания

Средний Смешанное (католицизм/

протестантизм)/ христианская демократия/ высокий

Нидерланды, Австрия,

Люксембург,

Германия

Ниже среднего Преимущественно католичество/

квазиконсервативная/ различный

(высокий/низкий)

Бельгия, Ирландия,

Франция, Испания,

Италия, (плюс Британия)

Низший Католичество и православие/

консервативная/ низкий

Греция, Португалия

 Суверенный Казахстан, следуя международным нормам соблюдения прав человека, также придерживается политики обеспечения равенства полов. Республика Казахстан в 1998 году присоединилась к Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации женщин. В 2003 году была принята Концепция гендерной политики Республики Казахстан. Указом Президента Республики Казахстан Н. А. Назарбаева от 29 ноября 2005 г. за № 1677 была утверждена «Стратегия гендерного равенства в Республике Казахстан на 2006 – 2016 годы». В этом документе сказано: «Стратегия является основополагающим документом, направленным на реализацию гендерной политики государства, инструментом её реализации и осуществления мониторинга со стороны государства и гражданского общества, важным фактором становления демократии. В этой связи в каждый раздел Стратегии включены разработанные совместно с региональным офисом Женского фонда ООН (ЮНИФЕМ) индикаторы по достижению гендерного равенства в политике, экономике, образовании, семье, вопросах охраны здоровья и предотвращения насилия в отношении женщин и детей»[30]. В декабре 2009 года был приняты два важных Закона Республики Казахстан «О государственных гарантиях равных прав и возможностей мужчин и женщин» и «О бытовом насилии».

Помимо государства в продвижении гендерной политики важную роль играют международные фонды и гражданское общество. Как известно, гражданское общество состоит из независимых объединений граждан, будь то партии, общественные организации, влияющие на политику правительства.  «На сегодняшний день гражданское общество Казахстана представлено 10-ю политическими партиями, свыше 4-х тысяч религиозных организаций, несколько десятков профессиональных союзов, 3-мя тысячами СМИ, а также порядка 18-ти тысяч НПО, реализующими широкий спектр услуг для общества. Всего в Казахстане зарегистрировано около 35 тысяч некоммерческих организаций»[31].

Недавно посетившая Казахстан для участия в саммите ОБСЕ государственный секретарь США Хиллари Клинтон во время встречи с представителями общественных организаций и студентами Евразийского национального университета на тему: «Укрепление гражданского общества на благо будущего Центральной Азии» подчеркнула роль гражданского общества в деле построения демократического и развитого государства.

Как подчеркивают социологи Сауле Биекенова и Гульнара Кенжакимова: «Процесс становления гражданского общества немыслим без развития женского неправительственного сектора»[32]

В данной статье нам хотелось бы раскрыть роль международных западных фондов в помощи организации и поддержки женских организаций.

В Казахстане работают более 150 женских неправительственных организаций. Среди них самые известные «Ассоциация деловых женщин Казахстана», Ассоциация «Женщины-предприниматели Казахстана», «Феминистская лига», движение «Женщины Казахстана».

Международными и зарубежными организациями проводилось очень много работы по гендерному образованию, политическому продвижению женщин, по помощи наиболее уязвимым социально незащищенным сельским женщинам, по повышению статуса женщин, финансировались специальные программы по женскому лидерству.

Например, очень активную и целенаправленную работу  по внедрению гендерного образования провела ПРООН и ЮНЕСКО. Так с 1995 по 2002 гг. ПРООН проводился проект «Положение и экономическое продвижение женщин», так как с наступлением рыночных преобразований наиболее уязвими оказались женщины, большая часть которых оказалась в категории «самозанятые» и занялась в годы перестройки в основном, тяжелым челночным бизнесом. В этой ситуации помощь западных фондов в организации малого бизнеса как никогда была кстати. С 1998 по 1999 годы ПРООН занялась внедрением гендерных дисциплин в вузы и изданием первого учебного пособия по теории гендера и нескольких брошюр по гендеру.

ЮНЕСКО, занимавшаяся проблемами образования также провела ряд важных проектов, касающихся феминизации сферы образования в Центральной Азии.

ЮНИФЕМ на повестку дня поставил проблему женского насилия. Было проведено глобальное социологическое исследование в девяти странах СНГ «Региональная компания в защиту прав женщин на жизнь без насилия» в 2001-2003 годах.

Вообще проблема насилия и траффика – самая актуальная проблема  современности. Ею успешно у нас в Каахстане занимаются ЮНФПА, Всемирный Банк развития, Посольство США в РК, ТАСИС/ЕС, Международная Организация по Миграции, Посольство Великобритании в РК, Институт Открытого Общества, Фонд Сороса и др.

Так международными организациями была оказана финансовая помощь таким женским и гендерным организациям, как «Феминистская лига»,  «Ассоциация деловых женщин Казахстана», Ассоциация «Женщины-предприниматели Казахстана», «Союз женщин интеллектуального труда», «Ассоциация одиноких матерей, «Молдир», движение «Женщины Казахстана», «Кризисные центры для женщин и детей» и многим другим.

Действительно, огромна помощь международных западных фондов в организации женского сектора гражданского общества, которое ведет к более демократическому развитию. Закончить статью мне хотелось бы выдержкой из статьи Эльвир Пак, представителю Фонда Фридриха Эберта в Казахстане «Германо-казахстанский женский диалог: семь лет обмена опытом или что такое гендер на практике»: «Женщины, активистки женских организаций за последние десять лет действительно сорганизовались, и не без контактов и поддержки со стороны международных организаций, в т. ч. в ходе обмена опытом с женскими организациями Германии, растет самосознание и понимание самоидентификации женщин Казахстана»[33]

 Заключительное слово Председателя АООНК «Возрождение»,

члена Совета АНК Дедерера А.Ф.

Уважаемые участники международного форума!

 Сегодня, 12 ноября 2010 года необходимо подвести черту под двухдневной конференцией, а также дать оценку тем диалогам, которые развернулись по 3 проектам:

  1. «Исследование опыта Европейского института по вопросам меньшинств (г. Фленсбург) по немецко-датскому взаимодействию с соотечественниками и приграничному сотрудничеству»;
  1. «Исследование  европейского опыта применения социальных практик в укреплении межэтнической толерантности и развитие гражданских институтов»;
  1. «Формирование единого информационного пространства для европейских национальных меньшинств в контексте 4Т» (Trust, Transparence, Traditions, Tolerance).

В контексте проведенного мероприятия очень важно отметить, что участниками настоящей конференции стали представители таких стран, как Россия, Чехия, Польша, Германия, Дания, Швеция, Великобритания. Необходимо также отметить участие представителей ученого мира, социологов, специалистов по этнополитологии, специалистов в области истории. Также следует отметить участие представителей этнокультурных объединений, представителей институтов ряда гражданских обществ и государственных органов власти и управления. Такой симбиоз участников позволил провести глубокий анализ вышеуказанных тем, принять ряд конкретных решений и выработать рекомендации по обсуждаемым проблемам.

Важным достижением конференции является ее практическая направленность, в частности, в рамках проведенной конференции был подписан Меморандум о сотрудничестве между Ассамблеей Народа Казахстана и Федералистским Союзом Европейских Национальных Меньшинств. Меморандум предусматривает разработку объемного соглашения о сотрудничестве и открывает новую эпоху во взаимоотношениях и международной деятельности Ассамблеи Народа Казахстана в сотрудничестве со структурой гражданского общества Европейского Союза (ФСЕНМ).

Вторым достижением, имеющим практический характер, стало научное исследование относительно перспектив заключения Соглашения нового типа, такого как Соглашение о гуманитарном сотрудничестве между Республикой Казахстан и Федеративной Республикой Германия. В данном Соглашении исследуется правовая база взаимоотношений между двумя странами. На этой основе аргументируется необходимость придания отношениям более высокого уровня между Казахстаном и Германией в контексте гуманитарного сотрудничества. Данным Соглашением предусматривается включение следующих вопросов: сотрудничество в социальной сфере, трансферт социальных технологий, включение институтов гражданского общества в предоставление социальных услуг, сохранение и развитие немецкого языка, научная деятельность, вопросы молодежи, сотрудничество в области обмена молодежными делегациями, вопросы образования молодежи, а также вопросы, связанные с обеспечением условий для сохранения и развития связей с соотечественниками.

Третьим достижением конференции, имеющим практический характер, можно назвать обсуждение возможности формирования единого информационного пространства для национальных меньшинств, т.е. необходимость формирования горизонтальных связей между институтами гражданского общества Казахстана и ЕС. В рамках настоящей конференции эта тема была приурочена к председательствованию Казахстана в ОБСЕ.

ОБСЕ нуждается в модернизации, которая иницируется Казахстаном. Казахстан предлагает отойти от деклараций принимаемых ОБСЕ и перейти к деятельности, направленной на конкретного человека, его проблемы, надежды, представления о справедливости и мироустройстве. В этой связи данная конференция является именно логическим отражением инициатив Казахстана, связанных с реорганизацией ОБСЕ в интересах конкретного человека. Представители и участники настоящей конференции символизируют собой многие общественные организации, которые являются представителями гражданского общества.

Также в конференции приняли участие представители Ассамблеи народа Казахстана, которая является консультативно-совещательным органом, сочетающим возможности государственных органов и институтов гражданского общества, а также представитель известной европейской организации – Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

Именно такой состав участников позволил обсудить проблемы деятельности ОБСЕ в контексте человека, поскольку казахстанская инициатива имеет в основе своей распространение собственной модели межэтнической толерантности, сохранение организации межэтнического диалога и формирование толерантности в современных обществах. Современный мир находится в поисках новой модели общественного устройства и взаимодействия. Казахстан предлагает свою модель, и в основе казахстанских инициатив лежит именно инициатива по обсуждению казахстанской модели толерантности.

Прошедшая  конференция доказывает ее высокую результативность и большую заинтересованность структур гражданского общества в расширении партнерства. Кроме этих инициатив, многие участники, в том числе представители ПАСЕ высоко оценили миссию Казахстана в качестве председателя в ОБСЕ. Казахстан на посту председателя столкнулся с такими проблемами как межэтнические столкновения в Кыргызстане и хронические проблемы, связанные с Афганистаном, проблемы взаимодействия Азербайджана и Армении,  проблемы собственно самой модернизации ОБСЕ. В рамках данной конференции казахстанские инициативы получили высокую оценку. Казахстан  кроме этих инициатив, вновь поднимает вопросы развития демократии, необходимости организации партнерства для соблюдения прав и свобод человека.

Накануне саммита Глав Государств и Правительств в Астане 1 и 2 декабря важно представить рекомендации настоящей конференции как инициативы конкретных структур гражданского общества, где особое значение имеет анализ приграничного партнерства.

Важным является использование исследований, связанных с применением социальных практик. Еще Отто фон Бисмарком впервые в Европе была предложена модель построения социального государства. Совершенно очевидно, что Германия на сегодняшний день является европейским лидером, впервые объявившая о создании модели социального общества и в этом отношении Германия накопила огромный опыт, достойный для применения и использования. Важно то, что в реализации социальной ответственности государство осуществляет большую часть деятельности, но, тем не менее, значительную роль играют структуры гражданского общества. В исследовании ученых приведен целый ряд аргументов относительно необходимости разработки и принятия Соглашения о гуманитарном сотрудничестве. Теперь есть все основания для представления таких исследований в государственные органы для их изучения и обсуждения на межправительственном уровне. Такие ученые как В.Д. Курганская и В.Ю. Дунаев провели глубокие исследования относительно аргументации и поиска базы для эволюции Казахстанско-Германских отношений на уровне заключения Соглашения о гуманитарном сотрудничестве.

Ученым из России (О. Нечипоренко) были представлены результаты интеграционного проекта России, Казахстана и Белоруссии, в котором был проведен сравнительный анализ моделей социальной политики и форм адаптации населения к изменениям социальной среды в этих постсоветских государствах. Как выявилось в исследовании ученых, стратегии социально-экономической адаптации населения постсоветских государств, имеющие общие типологические черты и тенденции развития, различаются в зависимости от уровня и степени контроля государства в экономической сфере и коррелируют с уровнем социальной поддержки государством различных слоев общества. Это исследование позволило определить дистанцию между декларируемой социальной политикой в трех государствах и объективными результатами социально-экономических реформ.

Исследования ученых, проведенных относительно партнерства Дании и Германии, на сегодняшний день признаются в Европейском Союзе модельными, т.е. отношения между Данией и Германией являются образцовыми, а данные исследования очень интересны для Казахстана, который стремится активизировать сотрудничество в контексте приграничного партнерства.

Актуальным является использование результатов этих исследований относительно приграничного партнерства в Алтайском регионе, который включает в себя Россию, Казахстан, Монголию, Китай. Также данные исследования необходимо использовать в приграничном партнерстве Казахстана, Узбекистана и  Кыргызстан, а также Казахстана с Россией.

Важным стал доклад г-на А. Вержбицки из Польши, который представил законодательство Польши о статусе и правах польских соотечественников, содержащей идею «Карты Поляка», в основе которой лежит признание этнической принадлежности не только в связи со знанием польского языка, а в связи с наличием общих исторических корней и общей ментальности. Исследователь считает, что «представителем польской этнической группы может считаться человек, обладающий определенными поведенческими признаками и соотносящий себя к представителям данной этнической группы».

Между Польшей и Германией существует диалог относительно того, какого человека следует отнести к соотечественнику, представителю немецкой этнической группы. Немецкая сторона считает, что основным критерием такого выбора является знание немецкого языка, польское же исследование этого вопроса рассматривает совсем иначе, как уже было сказано выше.

Немаловажный вклад в исследование или формирование рекомендаций внесла представитель Чехии (П. Кокайслова). Она доложила итоги исследования проблем немецкоязычных меньшинств Европы, которые живут в государствах, границы которых менялись. Выводы ее исследования очень интересны в контексте формирования открытости, доверительности, формирования и использования исторических традиций, т.е. тема, которая долгие годы замалчивалась в Европе, но является проблемой, связанная с новым переустройством мира после Второй мировой войны.

Также, можно высоко оценить исследования ученых, связанных с реализацией программы «толерантность на локальной территории». В частности, социолог из Санкт-Петербурга (О. Карпенко) представила исследование относительно реализации программы «Толерантность», где отражена глубина проблем и наличие скорее нарастающих негативных процессов, нежели позитивных, т.е. официальные власти РФ совершенно четко ставят задачу о воспитании толерантности в обществе, в то время как общество движется по другому пути, нарастает неприятие к мигрантам. Возрастает неприязненное отношение к «гастарбайтерам» — выходцам из Центральной Азии. Данные исследования показывают, что такие процессы ведут к кризису в обществе и  трудно прогнозировать, каким образом такого вида кризис может быть разрешен. Исследователь указала на необходимость принятия системных мер. Декларации, провозглашаемые официальными властями относительно программы «Толерантность», не работают, и существует необходимость наполнения их глубоким содержанием и практическим смыслом.

            Относительно проекта формирования единого информационного пространства очевидным стал глубокий интерес участников к формированию горизонтальных связей.

Открытием конференции стало выступление ученого из Великобритании (Ш. Акинер), которая продемонстрировала свои знания в области истории и знании современных проблем Центральной Азии. Исследователем неоднократно повторялось следующее: «Не повторяйте ошибок Европы в области межэтнических отношений». Выступление исследователя поспособствовало принятию определенных рекомендаций в рамках конференции.

Те диалоги, которые прошли в рамках данной конференции, предусматривали развитие единого информационного пространства через тех людей, которые приняли участие в данных диалогах и которые прибыли на данное мероприятие. В этом контексте, для нас очень важно развитие партнерства с представителем ПАСЕ г-м Г. Линдбладом, который отлично владеет информацией и положением дел о сотрудничестве между Казахстаном и Германией. Им также была высказана озабоченность по поводу установления сотрудничества ПАСЕ с казахстанским Парламентом. Мы, как представители гражданского общества, применим все свое влияние, свой авторитет, для того чтобы такое партнерство установилось и развивалось как на пользу нашего государства, так и на пользу институтам гражданского общества.

Формирование единого информационного пространства вбирает в себя все те идеи, которые обсуждались и с точки зрения приграничного партнерства, и с точки зрения исследования социальных практик, поскольку формирование единого информационного пространства — это глубокий процесс, который осуществляется по многим направлениям человеческой жизни, и поэтому одной из задач конференции стала разработка и принятие рекомендаций, связанных с формированием таких горизонтальных связей.

Исследования представителей ФСЕНМ легли в основу разработки предложений относительно формирования партнерства между АНК и ФСЕНМ.

В целом, конференцию можно отнести к весьма заметному событию, по уровню значимости ее можно сравнить с форумом историков и жертв политических репрессий, проведенного Ассамблеей Народа Казахстана совместно с фондом стран СНГ под условным названием «Память во имя будущего». Участники конференции, в которой принимали участие представители 8 стран – России, Чехии, Польши, Германии, Дании, Швеции, Великобритании, Казахстана, очень высоко оценили инициативу Казахстана по последовательному формированию современного представления об исторической справедливости и последовательном отстаивании Казахстаном вопроса исторической памяти без мифологизации и признания ответственности странами за воспитание подрастающего поколения.

[1] См.: Назарбаев Н.А. Стратегия трансформации общества и возрождения евразийской цивилизации. – М.: Экономика, 2000. – С. 52.

[2]  Коренкова С.Ю. Социально – экономическая география. – СПб.: Питер, 2001. — С. 6.

[3] Сулейменов Т.  Развитие отношений между Республикой Казахстан и странами Восточной Европы в контексте стратегии  «Путь в Европу»: политологический анализ// Дисс. на соиск. уч.ст. докт. политических наук: Астана, 2010.

 

[4] См.: Хрестоматия по экономической теории / Сост. Е.Ф. Борисов. – М.: Юрист, 1997. – С. 235-272.

 

[5] Арыстанбекова А.Х. Социальная повестка ООН // Казахстан – Спектр.- 2003. — № 4. – С. 3-8.

 

[6] Социальная политика современной России: проблемы реформирования /Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. — 1998. — № 8 (75). — С. 70-75.

[7] http://www.polska.ru

[8] http://www.dmg.ru

[9] http://www.dmg.ru

[10] http://www.nhif.bg

[11] http://www.krugosvet.ru

[12]CountryBackgroundPapers; ОЭСР.

[13] http://www.stat.kz

[14] Послание Президента народу Казахстана от 6 февраля 2008 года «Рост благосостояния граждан Казахстана – главная цель государственной политики».

            [15] Declaration of Principles on Tolerance, Adopted by the General Conference of UNESCO at its Twenty-Eight Session. – P., 1995. — P.1.1; Ibid. — P.1.2.

[16] http://www.zonakz.net/articles/28020

[17] Тугжанов Е.Л. Доктрина национального единства Казахстана как основа дальнейшей консолидации и толерантности // Сб. мат. междун. науч. семинара «СМИ в укреплении межэтнической толерантности». – Астана, 2009. — С. 9.

 

[18] Назарбаев Н.А. Есть стратегия действий и жажда творить. Выступление на Первом съезде молодежного крыла «Жас Отан» // Казахстанская правда. — 15 мая 2008.

 

[19] О занятости населения. Закон Республики Казахстан // Казахстанская правда. — 30 января 2001.

[20] Казахстанская правда. — 31 декабря 2008.

[21] Назарбаев Н.А. Казахстан на пути ускоренной экономической, социальной и политической модернизации. Послание Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева народу Казахстана. — Алматы: Атамура, 2005. — С. 20.

[22] Дела хватит на всех // Казахстанская правда. 28 июля 2005; Справка к парламентским слушаниям об исполнении Закона Республики Казахстан «О государственной молодежной политике в Республике Казахстан». — Астана, 2008. — С. 30-31.

 

[23] Корина Л. Перекресток семи дорог // Казахстанская правда. — 2 апреля 2009.

 

[24] О государственной молодежной политике в Республике Казахстан // Казахстанская правда. — 15 июля 2004.

[25] Назарбаев Н.А. Казахстанский путь. — Караганда, 2006. — С. 360.

[26] Казахстанская правда. — 17 июля 2008; 6 июля 2009.

 

[27] Молодежная политика. Европейский опыт. — М., 2005. — С. 39, 46-48, 56, 57.

[28] Казахстанская правда. -15 мая 2008; 11 марта 2009.

 

 

[29] Гардинер Ф. Гендерное равенство: типология государств всеобщего благосостояния // Обеспечение равенства полов: политика стран Западной Европы. – М.: Идея-Пресс, 2000. – С. 32.

[30] Қазақстан Республикасында 2006 – 2016 жылдарға арналған гендерлік тендік Стратегиясы. Стратегия гендерного равенства в Республике Казахстан на 2006 – 2016 годы. – Б.м.: Б. изд., Б.г. – С. 43.

[31]http:nomad.suNomad кочевник. 25 ноября 2009 г.

[32] Биекенова С. Кенжакимова Г. Особенности функционирования женских НПО Казахстана // Гендерные исследования, гендерная политика и женское движение в странах Центральной Азии: попытка диагноза. Алматы, 2005. — С. 87.

[33] Пак Э. Германо-казахстанский женский диалог: семь лет обмена опытом или что такое гендер на практике// Гендерные исследования, гендерная политика и женское движение в странах Центральной Азии: попытка диагноза. — Алматы, 2005. — С. 93.

Поделиться ссылкой:

x

X