Казахстанский эстонец Ян Кантер

Назад

Первого внештатного, а потом и штатного, корреспондента акмолинских газет 1920-х годов Яна Самойловича Кантера (1903–1990) я знал лично. Встречались в Караганде. Была и обширная переписка. Я получил более полусотни писем, где дотошно описана жизнь эстонских крестьян села Покорное, немцев села Самаркандское и украинцев из Токаревки. В письмах имена друзей-тамыров принуринской степи. Я.С.Кантер написал достойный труд о событиях в этом уголке земли с 1906 по 1930 годы. Привожу документы из личного архива Я.С.Кантера, обладателем которых я стал совершенно неожиданно.

Эстонский причал

Краеведческие поиски имеют свойство вечного продолжения, в чем ещё раз убедился 10 июня 2009 года. Принимал гостей-эстонцев, это были Марика Сарапуу из Таллинна и Петер Луксеп из Швеции. Они как-то узнали о моих публикациях про судьбы эстонских переселенцев в Псковской губернии.
Удивлённые встречей с прошлым, находками фамилий своих земляков, гости спросили: откуда такое увлечение эстонцами?
Пришлось кратко рассказать про Центральный Казахстан, про Караганду. Здесь ещё до революции возникло эстонское село Лифляндское, потом Покорное, теперь Баймырза. Заочно, а потом и очно, я подружился с одним из первостроителей села. Это был Ян Самойловым Кантер, 1903 г.р. Он был профессиональным журналистом, редактором газеты, занимал заметные должности в структуре организаций по делам религий. В Москве встречался с Патриархом Московским и Всея Руси Алексием I, беседовал с ним. Выяснилось, что Патриарх – знаток Казахстана, причём именно родных мест эстонца Яна Кантера. Три года находился в ссылке в маленьком городе Каркаралинске.
Ян Самойлович Кантер в личной беседе говорил мне: «Патриарх, узнав, что я из Казахстана и жил недалеко от Каркаралинска, проявил ко мне большой интерес. Долго беседовали как земляки. Владыка достал солидный альбом с фотографиями и нашел каркаралинские снимки и схему города. Всего снимков было около десятка. Они расшифрованы и подписаны: «Дом, где я живу», «Дом, куда я хожу в гости», «Мои хозяева», «Вид Каркаралинска» и другие. Датированы снимки 1924 годом. Впоследствии Я.С.Кантер по работе был связан с Патриархом Алексием II».
Серьёзная Марика к моему рассказу отнеслась очень внимательно: «В Таллинне поищу семью Кантеров, которая, как вы утверждаете, жила на улице Калевипоя Пыйк».
Ответ из Таллинна был очень обстоятельным. Марика выяснила, что Ян Самойлович Кантер скончался 27 октября 1990 года. Ушла из жизни и его дочь Долорес Яновна (1942-2001). В квартире обосновался внук. В эстонском Государственном архиве Марика смотрела папку с личным делом Я.С.Кантера, сняла копии. И вот вижу, что с 1961 по 1966 годы он – Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви по Эстонской ССР. С 1966 по 1970 годы – заместитель уполномоченного Совета по делам религий по Эстонской ССР. Встречи Я.С.Кантера с Патриархами Алексием I и Алексием II достоверны, как и его рассказ.

Автобиография Яна Самойловича Кантера

14 июня 1961 года. Город Таллин. Рождён я в 1903 году в селе Михайловском Вишневского района Акмолинской области (Казахская ССР). Примерно через три года родители вместе с другими эстонцами переехали в южную часть Акмолинского уезда, в село Покорное (сейчас Тельманский район Карагандинской области Казахской ССР).
В этом эстонском селе я и вырос и начал работать.Учиться, как следует, не пришлось. Когда мне миновало 9 лет, меня вместе с несколькими другими мальчиками из нашего села отправили в соседнее русское село Астаховское учиться (в нашем селе школы не было). Там проучился зиму. Следующую зиму не учился. Осенью 1914 года в нашем селе открыли трёхклассную сельскую школу. В ней я проучился зиму, прошёл к весне второй и третий класс. Осенью 1917 года отец повёз меня в уездный город Акмолинск, в высшее начальное училище, где я проучился до весны 1918 года, прошёл первый класс, был переведён во второй класс. Наступила колчаковская реакция, и меня больше учиться в город не отправили. Так на первом классе высшего начального училища и закончилось вообще моё образование (это по-нынешнему немногом более четырёх классов средней школы). Так и работал, учась у жизни, у партии.
И только в 1948 году в Таллине благодаря заботам партии я поступил в Высшую партийную школу при ЦК КПСС (заочное отделение), успешно окончил её в 1952 году и получил высшее образование.
Я.Кантер (слева), Т.Константопулос (в центре), будущий Патриарх Алексий II (справа). Архив А.Н.Абоскалова№Зимой 1919-1920 годов колчаковщина была разгромлена. В уезде в январе 1920 года была окончательно восстановлена советская власть. Уездная революционная тройка (Уревтройка) назначила меня секретарём волостного ревкома (наше село было волостным центром).
В ревкоме были ещё председатель Август Отто (бывший фельдфебель царской армии, член РКП(б) с 1920 г., член Акмолинской окружной КК с 1928 г.) и военком волости Ян Керцмик. Ревком начал создавать в волости Советскую власть. Отсюда и начинается моя самостоятельная работа. До 1925 года жил в середняцком хозяйстве отца, работал физически и в хозяйстве на всех работах (после работы в ревкоме, волисполкоме, в перерывах в советской работе). В 1925 году несколько волостей объединили в укрупнённый регион – в Промышленную волость с центром в селе Больше-Михайловском (ныне входит в черту города Караганды). Меня вызвали на работу секретарём этого укрупнённого волисполкома. С этих пор работаю беспрерывно.
С 1923-1924 года (точно даты не помню) начал принимать участие в работе печати. Писал заметки сперва в уездную газету, затем в губернскую и даже центральные газеты («Правда» и «Крестьянская газета»). Был селькором. В начале 1926 года был делегатом уездного съезда Советов (г.Акмолинск) и губернского съезда рабочих и сельских корреспондентов (г.Петропавловск). Затем работал в органах юстиции (народный следователь), в окружном земельном управлении, в окружном исполкоме (управляющий делами). В феврале 1930 года перешёл на газетную работу. В Таллине 6 лет 7 месяцев работал в аппарате ЦК компарти Эстонии в сельскохозяйственном отделе и в отделе пропаганды и агитации. С декабря 1951 года работаю заместителем редактора газеты «Советская Эстония». На работу в Эстонию в конце 1944 года был направлен Центральным Комитетом КПСС.
Все 40 проработанных лет, наряду с прямыми служебными делами, приходилось принимать по мере сил и умения участие в общественной работе – в профсоюзных организациях и органах, в работе КК-РКИ (по чистке советского аппарата), по пропаганде, по отдельным партийным поручениям.
Время с 1920 года (тогда мне было 17 лет, начал работать в волревкоме) и по нынешние дни было насыщено интересными делами, борьбой за дело партии, большими победами партии, страны, советского народа. Я доволен тем, что смог принять во всём этом близкое участие. Эти годы прожиты интересно и, как мне думается, и моя небольшая работа была нужна партии и была в скромной мере полезна для коммунистического строительства. Конечно, если бы подробнее излагать отдельные события и моменты из автобиографии, то это заняло бы много страниц. Но к чему это?
В партию вступил в годы Великой Отечественной войны, в 1944 году (в 1943 году был принят кандидатом в члены партии). Партийных взысканий не имею.Моя семья: жена Валентина Старостина – бывший библиотечный и партийный работник, сейчас домохозяйка; дочь Долорес Кантер учится в Педагогическом институте им. Герцена в Ленинграде, на первом курсе.

Ян Кантер

Jааn Samueli Kanter родился 27 февраля 1903 г. (12 марта 1903 г. по новому стилю), лютеранской веры. Родители родом из Койольской волости Верроского уезда Лифляндской губернии (Kiola vald, Võru maakond, Liivimaa kubermang). По данным Омской казненной палаты, родителей приписали к селу Михайловское Харьковской волости Акмолинского уезда 3 сентября 1897 года. Впоследствии семья жила в селе Лифляндском, которое 27 марта 1914 года переименовано в Покорное.
Эстонцы внесли в облик принуринской степи только им присущий колорит. Почти в каждом доме был ткацкий станок. Женщины выделывали шерстяные одеяла, вязали кофты, чулки, носки, шарфы. Мужчины занимались обувью. Село разрослось до ста дворов, Появились три улицы и несколько казенных колодцев. Лифляндское стало центром Лифляндской волости, объединившей тринадцать сел.
Ян Кантер рано стал заниматься общественно-полезной работой. Уже в 1920 году он секретарь волостного революционного комитета Покорной волости. Судьба свела его со многими активистами молодой Советской власти. Возле Ростовки за Нурой стоял аул Доса Кырбасова, а чуть далее – аул Ахметбека Байсалбаева. С его сыном Султаном Ахметбековым Кантер работал в Байдаулетском волисполкоме летом 1922 года. Сотрудничал с самаркандскими немцами И.И.Шнегельбергером, его женой Анной, Яковым Шлегелем, А.И.Кайзером, И.А.Басенко, Т.Г.Зильбергом. Это были выходцы из села Самаркандского, первые партийные руководители Покорной волости.
Был Ян Самойлович и активным селькором уездной газеты «Маяк степи» и центральной «Крестьянской газеты».
В заметке «На укрепление печати» писал: «Отвечая на вызов И.А.Щербака, выписываю «Крестьянскую газету» на два месяца, начиная с первого декабря, и вызываю на соревнование всех крестьянских корреспондентов Промышленной волости». С февраля 1930 года до августа 1931-го он сотрудник «Новой степи» в Акмолинске. Затем его «забрали» в «Советскую степь», ныне «Казахстанская правда». Материалы газетного труда помещал под своей фамилией или под псевдонимами Кока, Ян Шокайский, Максим Эльвирин. Кстати, Кока означало «корреспондент Кантер».
Еще раз отмечу, что Ян Самойлович поделился со мной своим архивом с массой газетных публикаций. Молодой крекор (крестьянский корреспондент) пристально следил за событиями в Покорном. Вот одна из них: «В селе Покорном Промышленного района ко дню 12 годовщины Великой Октябрьской революции крестьяне приурочили передачу молитвенного дома под школу. Крест снят, а вместо него установлен красный флаг. Сельчане призывают всех в районе последовать их примеру». Почин эстонцев был замечен. Крестьяне немецких сел Новая Узенка и Новый Кронштадт отказались от своих молитвенных домов для устройства в них Народных домов.
29 ноября 1929 года выходит его заметка о сельхозартели «Эдази» и ее председателе Михаиле Видинге. 1 мая 1930 года помещает воспоминания, как праздновали Первое мая в селе Покорном до революции. 5 мая 1931 года публикует статью «Как я стал из селькора газетным работником».
По моей просьбе Ян Самойлович составил карту Покорного с перечнем фамилий. Указал, где жили Оскар Сари, А.И.Роземан, И.А.Басенко (лекпом), Владимир Тяте (агроном), Я.Д.Тедер, П.П.Ребане, И.Я.Мидри, В.А.Керцмик, Густав Корон, А.Визнер, П.Андрес и другие. Нарисовал от руки и схему расположения хозяйственных построек на территории эстонской усадьбы. Много информационных заметок Яна Самойловича связано с Карагандой. 31 августа 1929 года пишет заметку «Дать дорогу железному коню». Четвертого сентября 1930 года снова возвращается к теме строительства железной дороги: «Тревожно гудят рельсы». Едет на станцию Нуринская, где с наборщиком Тимофеем Ивановым выпускает многотиражку «Выполнить и перевыполнить».
Сохранилась своего рода историческая фотография от 14 октября 1963 года. Епископ Таллиннский и Эстонский Алексий (будущий патриарх Алексий II) принимает греческого писателя Таксиса Константополуса с супругой. На встрече присутствует и Я.С.Кантер. Так распорядилось время, что эстонец из Покорного общался с двумя высшими иерархами Русской Православной Церкви.
В 1992 году я передал в музей г.Темиртау через заведующую фондами А.И.Богдан письма Яна Самойловича Кантера, написанные им с 1975 по 1990 год. Всего, если считать и открытки, учтено у меня 112 единиц. Про себя я называю краеведческие письма Яна Самойловича Энциклопедией села Покорного. От нашего замечательного журналиста остались материалы, способные стать диссертационной работой на тему: «Особенности жизни немецких и эстонских крестьян в степях Сарыарки». Надеюсь, что со временем такой план будет взят для исследовательских целей учеными КарГУ.

Юрий Попов, краевед

Поделиться ссылкой:

x

X