Сухова Вера

Назад

Недавно завершилось издание трудов академика А.Х.Маргулана (1904–1985) в четырнадцати томах. Историк, этнограф, археолог обобщил доступные ему сведения по изучению древнего наследия прежних обитателей Степи. Названы имена не только признанных служителей науки, но и чистых краеведов с обособленным, чисто любознательским отношением к прошлому. Листаю первый том. В монографии «Бегазы – Дандыбаевская культура Центрального Казахстана» трижды на страницах 33, 82 и 279 повторяется имя жительницы г. Каркаралинска Веры Евграфовны Ясинецкой (1891–1986), оказавшей серьезную помощь в изучении археологических памятников.

Письма В.Е.Ясинецкой за 1949 год находятся в Институте истории, археологии и Этнографии РК (фонд 2, дело 124). Академик, в частности, указывает: «В ее коллекции, хранящейся в Карагандинском краеведческом музее, немало интересных и редких орудий труда и предметов обихода, свидетельствующих о хозяйственной и культурной жизни Каркаралинского поселения в эпоху поздней бронзы. Среди них обломки глиняных сосудов, орудия горного дела, типа кайл, мотыг, клинов, топоров, рудодробильных орудий, различные типы пестов, молотов, ступок, каменные литейные формы, шлаки, каменные круги с отверстием в центре, каменные и бронзовые наконечники стрел. Основная их масса извлечена из обнажения в обрыве реки Каркаралинка.

В.Е.Ясинецкой найден один из наиболее оригинальных ножей Казахстана, относящийся к эпохе поздней 6ронэы. Нож отлит из бронзы, по типу сходен бронзовым ножом из поселения Каркаралы II. Оба имеют дугообразную форму, крутой выступ, отделяющий лезвие от рукоятки. Однако он отличается узким, слегка изогнутым клинком. Отверстие на конце рукоятки не пробито, а сделано при литье в виде прямоугольной петельки. Привлекает внимание бронзовый слиток весом до восьми килограммов…».
Мое знакомство с Верой Евграфовной Ясинецкой приходится на 1964 год. Полвека назад в Каркаралинске я открыл калитку по улице Красная, 31. Хозяйка дома не удивилась. У гостей города этот дом был как бюро справок. Принимали всех и отвечали на любые вопросы. Стал любопытствовать и я, обратившись к временам из жизни людей каменного века. Вера Евграфовна путаную мою речь слушала, поглядывая поверх очков, посмеивалась: «Дерзайте, дерзайте! Я сама вступила на такой путь, когда мне было за сорок. У вас, в ваши 27, все впереди…».

Вера Евграфовна родилась 28 сентября 1891 года в г. Санкт-Петербурге. Отец Евграф Данилович Бофталовский – украинец, врач, мать Екатерина Рудольфовна – немка. После смерти отца жили в Умани. В 1908 году Вера завершила обучение в женской гимназии. Поступила в Киевский медицинский институт, но после третьего курса учебу оставила. С января 1914 года по февраль 1920 года работала в Уманской женской гимназии учительницей и заведовала библиотекой. В 1930 году муж, поляк, магистр сельскохозяйственных наук Богдан Ильич–Людвигович Ясинецкий (1873–1968) вместе с семьей выслан в Каркаралинск по статье 58-10. Здесь «за острый язык» в 1937 осужден на десять лет. Вернулся и снова стал преподовать естественные науки. Вера Евграфовна вела русский язык и географию.

Увлечение географией края, археологией стало уделом жизни этой женщины. Собирает и суммирует все, что касается прошлого края и незаметно для себя превращается в краеведа. Увлечение пришло в 1933 году, когда на свежевзрыхленной земле подняла каменный наконечник. Он-то и стал началом ее знаменитой археологической коллекции.

Вера Евграфовна имела прямое отношение к Каркаралинскому музею. Он организован в 1938 году и располагался в бывшей казачьей церкви. Об этом свидетельствует такая запись в дневнике Ясинецкой за 6 сентября 1943 года: «Был ленинградский геолог Тимофеев. Говорил — приехала женщина: археолог или этнограф. Я ее увидела, пригласила к себе. Это Екатерина Ивановна Сухова. Работала в Москве с Фосс, знает Шиллинга из этнографического музея и Грекову, которая консультировала меня в Московском музее в 1940 году».

Московская поездка благоприятствовала общению Веры Евграфовны с археологическими кругами СССР. Мария Евгеньевна Фосс (1899-1955) выпускница МГУ в 1924, специалист в области поселений неолита и раннего металла Севера. М.Е.Фосс работала в Государственном историческом музее (ГИМ), потом в Институте материальной культуры АН СССР. Как указывает А.Х.Маргулан, Вера Евграфовна прибыла в Москву с коллекцией древностей и подарила ее Историческому музею (№ 80 815). Подобные редкости встречала В.Е.Ясинецкая на берегах Каркаралинки.

Евгений Михайлович Шиллинг (1892-1953) известен как этнограф. Сотрудник Центрального музея народоведения (потом – Музей народов СССР), Музея антропологии и этнографии АН СССР. Ясинецкая оценила экспонаты этого музея с точки зрения сопоставимости их с элементами материальной культуры каркаралинских казахов. С 1937 по 1957 годы вела дневники. Частично они уцелели. Из них видно, что Вера Евграфовна обладала поразительной природной наблюдательностью и любознательностью. Зоркий ее глаз буквально на ходу замечал древние редкости.

20 сентября 1943 года отмечает: «Ходила на Шокпартас за обломками керамики неолита. Нашла обломки толстостенной грубой посуды возле дома Галеевых, Шариповых и недалеко от мечети». Фиксирует все, что удается узнать от других. «Мася Шведе рассказала, что на Актереке мальчики находили древнюю посуду с рисунками мамонта… Рисунок был сделан точками».

Характерно, что с возрастом интерес Веры Евграфовны к окружающему миру не падает. Из летних наблюдений 1945 г.: «Горы в голубоватой дымке, значит, на несколько дней обеспечена хорошая погода».

Запись за 19 апреля 1951 года: «Башеева из животноводческой школы (муж Сагидулла Башеев) рассказывала мне про пещеры в Кенте и возле Башеевского кордона. Тогузбай-унгур и Кырк-Шилик, где когда-то собрали сорок ведер малины, а они набрали в прошлом году тридцать ведер вместе с черной смородиной».

18 августа 1951 г.: «Хороший солнечный день. Барометр начал падать, но дождя скоро не будет. Кабаний Шиш не закрыт облаками».

11 ноября 1951 года: «Гидрогеологи обследовали наше Большое озеро, определили приход и расход воды. Оказалось, что в самом центре его глубина достигает 150 метров. Вероятно, там трещина или воронка кратера вулкана».

8 марта 1957 г.: «Новолуние. Молодой месяц, как обрезок ногтя».

18 августа 1957 г.: «Вечером было небо совершенно чистое, и комета ярко сияла своим великолепным хвостом».

22 августа 1958 года появляется упоминание о ядерных взрывах на Семипалатинском полигоне. Ясинецкая сообщает, что жителей Каркаралинска заранее предупредили.

Вера Евграфовна занималась подлинно научными поисками. От калитки дома Ясинецких расходились пути других самодеятельных любителей археологии. Сторож Тезекбаев разглядел каменный жернов. Школьник Николай Дубовицкий нашел пест для дробления руды, медный сплав, шлаки и форму для отливки металлов. Еще отличились шофер Виктор Бурдуков и Валентин Петров.

В 1957 году прямо в городе Вера Евграфовна обнаружила каменный топор, каменное ядро для метания, слиток бронзы весом 400 граммов, фрагменты сосуда с плоским дном. Находки датируются эпохой бронзы. Свою лепту в археологическую коллекцию семьи Ясинецких внес и Богдан Ильич. Он передал чугунное ядро от бронзовой пушки, что некогда состояла на вооружении Каркаралинского укрепления.

Археологические коллекции В.Е.Ясинецкой под шифром «Каркаралы» находятся в областном музее. Они составляют фонды 62, 63, 65, 66, 67, 68. Начиная с 1943 года, Вера Евграфовна регулярно снабжала Карагандинский музей своими находками. В отчете за 1949 год отмечено, что получены «два ящика археологических сборов, результаты ее работы за шестнадцать лет. Они дают новые данные о насельниках края». И затем в отчетах за 1950-1959 годы постоянно указывается на передачу ею в музей ценных экспонатов, в том числе керамики, песта для дробления руды, круглого камня для метания из пращи.

Характерное письмо на эту же тему: «Уважаемая Вера Евграфовна! Шлю большой привет и наилучшие пожелания. Посылаю Вам несколько фото, в том числе фото черепка сосуда, камня для пращи с Большого озера, круглый камень — находка В.Деева. Нет ли чего нового? Вы так избаловали нас передачею разных вещей, что мы всегда от Вас чего-то ждем, крепко жму руку». (Л.Ф.Семенов, 14.02.1956).

Директора Карагандинского музея Л.Ф.Семенова и В.Е.Ясинецкую долгие годы связывали археологические интересы. Леонид Федорович вел раскопки в окрестностях Каркаралинска. В них принимала участие и Вера Евграфовна. В качестве рабочих привлекались местные школьники. С участием В.Е.Ясинецкой были раскопаны и обследованы древние курганы. Л.Ф.Семенов в статье «Стоянка эпохи бронзы Суук-булак» прямо признает приоритет Веры Евграфовны в открытии древнего поселения.
Стоянка Суук-булак обнаружена местным краеведом В.Е.Ясинецкой. Расположена она в полуторе километров от Каркаралинска в небольшой долине, урочище Мухтаров ключ… Найденные материалы свидетельствуют о продолжительном пребывании в этой местности людей в период бронзового века, которые занимались охотою, металлообработкою и, по-видимому, земледелием…

Об авторитете Веры Евграфовны говорит и следующее письмо: «Многоуважаемая Вера Евграфовна! По сведениям наших археологов, Вами открыто место добычи меди и выплавки ее древними рудокопами на берегу реки Каркаралы, обнаружены орудия производства, металлургическая печь, шлаки. Просим Вас выслать в наш адрес Ваш материал по затронутому вопросу для опубликования в изданиях АН Казахской ССР». (Ученый секретарь редакционно-издательского совета АН КазССР Е.Бекмухаметов. 11 апреля 1956 г.).

Для Веры Евграфовны все люди были хорошими. Она очень умно и внимательно принимала каждого нового человека, появившегося в городе. Софья Ивановна Деева вспоминает: «Меня с Верой Евграфовной сблизила библиотека. После смерти Богдана Ильича Вера Евграфовна осталась одна. Приходила к нам в городскую библиотеку, обязательно брала свежие номера журналов «Новый мир» и «Юность». Все прочитанное комментировала очень подробно».

Вера Евграфовна дружила с немкой Жанной Фердинандовной Циммерман, «английской шпионкой», арестованной в 1938 году за знание языка. Ж.Ф.Циммерман отсидела десять лет в Долинке, затем была отправлена в Каркаралы на вечное поселение. Жила у нас на квартире до 1955 года, работала в лесхозе машинисткой. Очень художественно расписывала коробочки, баночки, коврики. Переехала в Караганду, а потом в Петербург, где скончалась в 1995 году… Потом появились сестры Алиса и Елизавета Коссман. Жили они в Караганде, Алиса болела. И врач С.А.Вятковская посоветовала сестрам лето проводить в Каркаралах. Так они оказались в круге знакомых четы Ясинецких. Прикупили летнюю избушку, копали огород, ходили в лес.

28 декабря 1970 года Вера Евграфовна писала Жанне Фердинандовне: «…Художник Гамбургер Леонид Эмильевич. Я с ним познакомилась лет около двадцати тому назад, когда он приезжал в Каркаралинск с директором областного краеведческого музея. Директором тогда был Семенов Леонид Федорович, с которым я много лет подряд работала на раскопках древних могил бронзового века. Семенов уже давно ушел на пенсию. А Гамбургера я тоже потеряла из виду. Знаю, ему позволили уехать из Караганды, куда он был выслан во время войны. Теперь он в Ленинграде или Москве. Очень интересный, очень милый человек».

Советами Веры Евграфовны воспользовался курортолог Н.Д.Беклемишев. В июне-августе 1954 года он обследовал Каркаралинский горнолесной массив на предмет организации здесь климатического курорта. Было учтено мнение В.Е.Ясинецкой, что наилучшим местом является поляна Большая Елань. Сегодня здесь высятся корпуса санатория «Сосновый бор».

6 января 1958 года Ясинецкая направила письмо министру сельского хозяйства Казахской ССР с предложениями по рациональному использованию природных богатств лесного оазиса.

После кончины Веры Евграфовны богатейший семейный архив Ясинецких во многом утерян. Отдельные фотографии, документы и письма сберегли С.И.Деева, С.П.Фесенко и Н.И.Раздольская-Галай. Искреннее им спасибо!

Юрий Попов, краевед

Поделиться ссылкой:

x

X