Кучинский Макс

Назад

Собиратель казахских кюев, первый народный артист Республики Казахстан Александр Викторович Затаевич осенью 1926 года путешествовал по Каркаралинскому уезду. Некоторое время он жил в уездном городе, записывая песни в исполнении добровольных помощников. В книге «500 казахских песен и кюев» А.В.Затаевич пишет: «Не могу не упомянуть высокоталантливого и энергичного доктора С.И.Кропанина и его супругу, пианистку по образованию, очень много способствовавших работе…».

Труд А.В.Затаевича появился в 1931 году, но еще раньше, в 1925 году, имя каркаралинского доктора стало известно за границей. Профессор патологии Берлинского университета 34-летний Макс Кучинский издал в Лейпциге книгу «Степь и люди. Путешествие через Казахстан и наблюдения над жизнью, культурой и болезнями», в которой автор, посетивший Каркаралинский уезд летом 1924 года, приводит обширные выдержки из бесед с врачом С.И.Кропаниным, весьма обеспокоенным широким распространением туберкулеза среди казахского населения. Очевидцем этой встречи стал сын доктора Сергей Сергеевич Кропанин. Я встретился с ним в Алма-Ате 31 июля 1972 года.

«В Каркаралы прибыл врачебный передвижной отряд, в котором были врач, медицинская сестра немка, переводчик с немецкого на русский и переводчик с казахского на русский. Об этом я узнал из домашних бесед позднее, а тогда, в свои восемь лет наблюдал, как гостей заворожили певчие птицы в клетках… Что касается книги, то Макс Кучинский нам ее выслал в тот же Каркаралинск».

Макс Ганс Кучинский (1890-1967) из числа самых малоизвестных исследователей Казахстана. Популярен в Германии как доктор медицины, физиолог, антрополог, бактериолог. Занимался вопросами социальной медицины и медицинской географии. Как практик-исследователь путешествовал и наблюдал за влиянием природных факторов на особенности жизни людей в России, Казахстане, Монголии и Китае. В 1936 году эмигрировал в Перу, где продолжил свою тематику.

В Советскую Россию М.Кучинский впервые попал в середине 1923 года как участник Международного конгресса эпидемиологов в Ленинграде. Близко познакомился с коллегами по интересам. Немецким языком прекрасно владели А.А.Дудукалов из Москвы и Е.С.Сорокин (1882-1958) из Омска. Последний пригласил Макса Кучинского в гости. Наркомздрав и ВЦИК выезд иностранца в Сибирь одобрили. Так в июне 1924 года немецкий профессор оказался в Сибирском ветеринарно-зоотехническом институте. Здесь он ведёт беседы с Евгением Семеновичем Сорокиным о масштабных вспышках таких болезней как сифилис, сап, туляремия, тиф, туберкулез. В Омске он впервые встречает казахов и начинает собирать различные сведения об этом народе. Евгений Сорокин, уроженец Павлодара, брат оригинального писателя Антона Сорокина, советует осмотреть самые глухие места Степи. Для этого надо отправиться в город Каркаралы. Здесь с 10 мая 1923 года должность уездного санитарного врача выполнял однокашник Е.С.Сорокина по медицинскому факультету Томского университета Сергей Иванович Кропанин (1885-1953). В начале июля Макс Кучинский с небольшой свитой отбыл в Семей, где встретился с несколькими членами местного Географического общества, расспрашивал об особенности жизни степняков в горном Зайсанском уезде, около Балхаша и Каркаралинской степи. Вёл дневник, где записал: «Мы провели у врача Кропанина послеобеденное время, оставившее приятные воспоминания. Кофе и кекс были великолепны. С каркараралинским коллегой вели интересную беседу об этой земле и ее людях. Он, как и многие русские, обладал разносторонними интересами, в частности, коллекционировал жуков, бабочек, минералы, горные породы. Его жена – собирательница казахских народных песен. Мы имели возможность услышать ее хорошую игру на рояле. Наша медицинская сестра очень обрадовалась родным звукам музыки. Доктор Кропанин рассказал, что природа казахской степи – солнце, сухой климат, воздух, напоенный влагой соленых озер – создают все условия для лечения туберкулеза. Доктор провел в городе обширные наблюдения по влиянию кумыса на здоровье школьников и взрослых.

Он отметил исключительно благотворное воздействие древнего напитка. Дети при первом дуновении весны бегут из школ на холмы, бегут в степь. Туберкулез распространен в степи из-за сырых, низких, саманных зимовок с земляным полом. Лечение народными средствами неверное и спорное. Больной лежит в плотно занавешенной юрте, не выходит на воздух. Он отхаркивает бактерии, заражает других, погибает сам и оставляет болезнь другим. Для ликвидации туберкулеза надо поднимать культуру народа, необходимы благоустроенные дома…».

Каркаралинск Макс Кучинский оценил с позиций санитарного врача. Город был небольшим. Население 3500 человек.  Из них казахов 85%. Мест массового сбора не существовало. Отсутствовали гостиница, столовая. Торговля велась в крошечных балаганчиках на базарной площади. Мусульмане посещали две мечети: каменную «татарскую» и деревянную «казахскую». Школ было несколько с числом учеников от 30 до 50 человек. В Степи все выглядело по-другому. Удивляла жизнь народа, сохранившего кочевой образ жизни. Фиксировались многие детали, среди них — устройство зимовок (землянок и юрт), места содержания скота, водообеспечение, заготовка продуктов питания и их хранение, фасоны летней и зимней одежды, поведение степных лекарей – баксы, антропологический облик отдельных групп населения и т.д.

Научная методика требовала доверительного отношения со стороны местного населения. Вопросы следовало задавать с соблюдением местных гостевых традиций. Обратимся к личностям переводчиков. Русско-немецкий диалог вел латыш, студент, а в прошлом «латышский красный стрелок» и чекист, член РКПб с 1918 года Густав Карлович Лелеп (1900-1938). Его жизнь закончилась трагически. Как враг народа расстрелян в должности начальника ветеринарного управления Западно-Сибирского краевого земельного отдела. Второй переводчик — казах Кошмухамбет Кеменгеров (1895-1937), тоже ставший жертвой террора. В 1924 году Кеменгеров — студент Омского медицинского института. У него особый интерес к поездке. Кошмухамбет как раз собирал материал для книги «История Киргизского края». Впоследствии прославился как писатель, филолог, автор ряда учебников на казахском языке. Вероятно, в этой поездке Кошмухамбет Кеменгеров состоял и нештатным корреспондентом семипалатинской газеты «Степная правда». 31 июля, 9 и 20 августа 1924 года «Степнушка», как именовали ее читатели, поместила три обширных очерка о жизни казахского населения в глубинах Каркаралинской глухой степи, автором указан Скальд. В переводе ряда европейских языков Скальд – это певец-сказитель одной определенной темы.

Встреча в Каркаралах двух классных специалистов имела существенные практические последствия в области лечения туберкулеза. В Каркаралинском уезде началось создание передвижных санитарных отрядов. К 1927 году специально построенные противотуберкулезные профилактические пункты открылись в Кенте, Актогае, Мийлыбулаке, Бесобе, Егендыбулаке. Казахский «даргер» С.И.Кропанин на этой ниве получил всесоюзный авторитет. Макс Кучинский осел в Южной Америке, где оставил после себя добрую память среди многих племен и народов.

Юрий Попов, краевед

Поделиться ссылкой:

x

X