Ленхольд Виктор

Назад

Однажды я попал в гости к карагандинскому орнитологу и натуралисту Виктору Александровичу Ленхольду. Виктор Александрович родился в 1896 году в Петербурге. Будучи мальчиком шести лет, он получил в подарок от отца красочно оформленную, с цветными картинками книгу про птиц Европы. Монография была внушительной – более 800 страниц. Написал ее самый знаменитый в природном мире немецкий зоолог А.Э.Брем (1829-1884).

Читать книгу Ленхольд начал позже, а вот прекрасные изображения пернатых вскружили голову мальчишке. Он стал наблюдать за птицами и собирать коллекции яиц в окрестностях Петербурга, познакомился с препаратором Зоологического института Борисом Карловичем Штегманом (1898-1975), ставшим впоследствии крупнейшим орнитологом Советского Союза.

После окончания университета Виктор Александрович работал на предприятиях химической промышленности. В опытных лабораториях занимался созданием новых сырьевых материалов. Особенно прославился на Кинешемском химическом заводе по производству уксусной кислоты. Результаты исследований публиковались в специальной печати. На них до сих пор делают ссылки ученые-химики, в частности, Н.Доналдсон в книге «Химия и технология создания нафталинового ряда».

В 1942 году инженер-химик В.А.Ленхольд, как немец, был выслан в Караганду. Почти сразу же начал изучать птиц нового для себя региона, посвящая этому занятию выходные дни. Вооружившись карандашом, записной книжкой, биноклем, Виктор Александрович уходил в Зелентрест, Ботанический сад, в низовья Большой Букпы или на берега Бала-Сокыра. Затаившись, часами наблюдал за хлопотами своих любимцев. В отпускное время зоркий наблюдатель исходил многие живописные места области, растворялся в самых уединённых её уголках.

Пробыл я у Виктора Александровича несколько часов, узнать и записать сумел многое. Услышал про повадки кобчика, щура, чеглока, завирушки, чернолобого сорокопуда, стрижа, фламинго и других небесных соседей человека. Сознаюсь, что наш разговор был для меня первой серьезной попыткой познакомиться с удивительным миром птиц. Ленхольд в своих суждениях был настоящим профессионалом. «Многие уверены, что наш край соловьиный. Действительно, красивое пение здесь не редко. Но это старается варакушка, лучший певец Сарыарки. Я слышал соловья один раз в Каркаралинском лесном нагорье, в районе старинного имения Эдмунда Адольфовича Линде».
«Если рано прилетают на озера лебеди, а они у нас обычны на Сассыкколе близ Шахтинска, то год ожидается засушливый, малоурожайный».
«Беркут редок – залётная птица. Внесен в Красную книгу. Питается сурками. Видел этого гиганта несколько раз, в том числе и молодого, с характерным белым надхвостьем. Но гнездовий гордой птицы в Центральном Казахстане мало, наверное, с десяток. Места охоты беркута приняли под свое покровительство другие хищные птицы, такие как сарыч и канюк-курганник».
«Иногда слышу, что Каркаралинские леса поражают безмолвием, птичьи голоса здесь в редкость. Но так думают только несведущие люди. Надо знать, что пернатые поют обычно до конца июня. Они выводят рулады для привлечения самок, когда в хорошем настроении и только в отсутствие человека с транзистором или магнитофоном. В этом я убедился в июне 1958 года, когда бродил как очарованный странник вдоль русла спокойной Каркаралинки. Отметил большую синицу, синицу-московку, щегла, садовую овсянку, желчную овсянку, обыкновенную чечевицу…».
«До революции Каркаралинск был единственным оседлым центром в Степи. Местные кустари-умельцы занимались изготовлением чучел. Экспонаты отправлялись в Центр по заявкам омских или семипалатинских властей. Каркаралинский лесничий Я.П.Бернацкий уверял меня, что в двадцатые годы препарированием пернатых занимался врач С.И.Кропанин. В 1932 году здесь вел исследовательскую работу знаток орнитофауны Казахстана В.А.Селевин. Попробуйте, как краевед, определить судьбу таких коллекций».
«Когда-то в центре Караганды, на Больше-Михайловском озере останавливались во время пролета утки и другие водяные птицы. Теперь их здесь почти нет. Они как бы рассредоточились по многочисленным искусственным водоемам, образовавшимся от провалов горных работ всех двадцати шахт бассейна. Охотники на плавающую дичь предпочитают крякву. Среди утиных она выделяется приличным весом в полтора-два килограмма. Ее места обитания – речные долины. В степных гнездах всегда около десятка яиц».

Виктор Александрович Ленхольд насчитал в окрестностях Караганды с радиусом в 50 километров до 215 видов птиц. Долгое время следил за изменением видового состава. В Алматы познакомился с основателем школы казахстанских орнитологов Игорем Александровичем Долгушиным (1908-1966), которому адресовал наблюдения за распорядком дня пернатых. Сотрудничал с Э.И.Гавриловым. Статьи В.А.Ленхольда появились в специализированных сборниках. Имею в виду «Сроки пролёта птиц в Караганде и ее окрестностях», «Изменения в фауне птиц Караганды за последние 20 лет», «О гнездовании погоныша в г.Караганде» и другие. Многие наблюдения и выводы В.А.Ленхольда использованы в пятитомном издании «Птицы Казахстана». Этот труд подготовили ученые института зоологии АН РК. В 1978 году он был удостоен Государственной премии Казахской ССР.

К своему 80-летию В.А.Ленхольд обобщил практические наблюдения в объёмной орнитогеографической рукописи «Птицы Караганды», которую стремился опубликовать в Алматы. Однако задуманное осуществить ему не удалось.

Виктор Александрович встретил своё 90-летие, по-прежнему жил в Караганде. О его кончине я услышал от одного из общих знакомых и тут же поинтересовался: «А его архив, как он им распорядился? Ведь там были уникальные дневники, заметки, переписка с видными специалистами страны по орнитологии».

Ответа я не получил. В.А.Ленхольд много лет сотрудничал с Институтом зоологии АН РК, с рядом факультетов КарГУ, с Карагандинским зоопарком, с Дворцом пионеров. Интернет-ресурсы по проблемам орнитофауны Казахстана с биографией В.А.Ленхольда еще не определились. Остаётся надеяться, что все же кто-то из друзей В.А.Ленхольда сумел спасти уникальное наследие бескорыстного подвижника орнитологической науки.

Юрий Попов, краевед

Поделиться ссылкой:

x

X