Просторное на участке Ордабас

Назад

Как самостоятельная единица степное селение Просторное с немецким населением утверждено 1 сентября 1914 года в Акмолинском уезде на переселенческом участке Ордабас. Землеустроительные работы проведены в 1910 году. Площадь участка 4500 десятин, наделов – 226. Пахотные земли площадью в 2911 десятин характеризуются как «каштановый суглинок».

Ближайший оседлый пункт Спасский завод за 130 верст. Населенный пункт входил в состав немецкой Долинской волости, а с 1923 года он подчинен Промышленной волости с центром в селе Покорное. Основали село немецкие крестьяне из Самарской губернии Новоузенского уезда Торгунской волости, деревня Визенмиллер (Луговое), потом Зельманский кантон. Энтузиастов освоения степных угодий по отрывочным публикация всего 50-60 человек. 1917-1920 годы прошли спокойно. Законопослушные немцы исполняли все местные налоговые декреты. Например, «в пользу флота и бойцов революции» осенью 1923 года решили перечислить из нового урожая «по три фунта пшеницы с каждой десятины».

Привожу интересное свидетельство старожила Виктора Фёдоровича Лакмана, с которым я беседовал в Караганде 12 февраля 2000 года, о жизни в Просторном: «Дед Яков Андреевич приехал в Ордабас в 1909 году из Саратовских краёв. Привёз семерых детей: Андрея, Александра, Иоганна, Якова, Фёдора, Марию и Кристину. Ещё переселенцы – Шерир, Шмидт, Дубовой, Гербель, Розенов, Фоос. Земля давала сумасшедшие урожаи, арбузы и дыни ели всё лето. Особенно хорошие чернозёмы находили в низинах Ордабас, Байшагир, Екенжол, Аксу. В тамырах (друзьях) – дед-кузнец числил бая Акая. За работу получал скот, который на луговых травах быстро набирал товарный вид. Через степных перекупщиков живность сбывали на Акмолинской и Кояндинской ярмарках.

В 1929 году деда Якова в возрасте 65 лет раскулачили, а в 1931 году все сельские наши земли отошли Карагандинскому исправительно-трудовому лагерю. Посёлок ликвидировали. Немцы разъехались в Караганду, в Крестовку, в Покорное. Мы с отцом вернулись в Просторное в 1958 году, отстроили новый дом. Образовался племенной совхоз «Просторненский» во главе с директором Н.Н.Давыдовским. Занимались выращиванием казахской белоголовой породы крупного рогатого скота, за выведение которой карлаговские животноводы стали лауреатами Сталинской премии. Через десяток лет племенное стадо выросло до тысячи голов.

Меня казахи называют внуком бая Жакова (Якова) в честь деда. Возили со Спасского завода в Петропавловск медные слитки, а оттуда промышленные товары. По всей трассе действовали постоялые дворы…».

Виктор Федорович Лакман вел свой рассказ про семейные дела довольно спокойно. На самом деле неприятностей хватало. 26 июля 1924 года газета «Маяк Степи» сообщала о бурном воровстве скота между Жезказганом и Спасским заводом. Крестьяне Просторного организовали ночную охрану из 5-6 человек. Из Просторного крестьян отселили в 1931 году, и они перекочевали в немецкую Крестовку. Работали в колхозе «Арбайтер». Дед Яков снова пострадал. Его арестовали «за спекуляцию скотом» 25 мая 1935 года. Держали полгода в тюрьме, но потом выпустили. Его подельника Федора Кондратьевича Лакмана осудили на пять лет ИТЛ. В 1937 году ополчились на Иоганна Яковлевича Лакмана, простого колхозника из артели имени Молотова. Надо сказать, что после размещения в Просторном заключенных Карлага здесь оказались «новые немцы, пропагандисты и пособники буржуазной идеологии».

16 октября 1937 года прямо в ремонтной мастерской арестовали и скоро расстреляли Г.Я.Шредера. А вот дворянка, немка Ирина Александровна Борхман (1902-1995) из числа профессиональных художников. Кроме ВХУТЕМАСа обучалась в школе прикладного искусства в Мюнхене и в школе изобразительного искусства в Штранберге (Германия). Член союза художников СССР с 1934 года, участница Парижской международной выставки 1937 года. Арестована во Фрунзе по «национальному признаку» 21 сентября 1941 года как шпионка и осуждена на десять лет лагерей и пожизненную ссылку. С 1942 по 1951 год отбывала наказание в двух лагерях: сельскохозяйственном Карлаге и каторжном Песчаном лагере.

В Просторненском отделении Карагандинского лагеря отметилась с 1948 по 1950 год. Здесь временами занималась «лагерным творчеством»: делала надписи к плакатам и призывам, оформляла лагерные стенгазеты для надзирателей и декорации для театральных постановок, где играли исключительно арестанты. Сохранились ее зарисовки лагерных строений самого Просторного и окрестностей, как в летнее, так и зимнее время с гигантскими сугробами. Обращением к искусству она протестовала против серой лагерной жизни. Уверяют, что из–за отсутствия красок и карандашей один из рисунков исполнила свиной кровью.

Была освобождена из ссылки в селе Журавлевка Акмолинскрй области только 3 апреля 1956 года. Вернулась в Москву, где работала в системе легкой промышленности, занималась созданием гобеленов. Участвовала в ряде выставок. Работы И.А. Борхман перечислены в каталоге «Москва-Берлин. Берлин-Москва», 1996 г. Картины Ирины Александровны можно видеть в Карагандинском музее изобразительных искусств и Усть-Каменогорском музее искусств.

С 4 апреля 2004 года Просторное имеет название Акой. Является центром Акойского сельского округа Шетского района Карагандинской области. Население 715 человек (2009).

Юрий Попов, краевед

Поделиться ссылкой:

x

X