Работы предстоит много

Назад

В Москве 11-16 февраля прошла Международная научно-практическая конференция, посвящённая 50-летию общественного объединения российских немцев. На конференции присутствовали учёные, исследователи, члены обществ немцев из Российской Федерации, Казахстана, Германии.

От нашей Ассоциации присутствовали Шепель Елена, Думлер Александр и я. Конференция проходила в Русско-немецком доме, в ней приняли участие представители официальных правительственных кругов РФ, депутат немецкого Бундестага д-р Бергнер и его помощник Э.Варкентин, руководитель реферата д-р А.Шумахер (Министерство внутренних дел Германии). Казахстанской стороной представлен доклад о немецких совхозах послевоенного периода, их роль и вклад в формирование экономического потенциала РК.  Выступление Г.Вормсбехера вызвало большой резонанс с последующей дискуссией.

В своём выступлении я представил оценку событий, которые разворачивались в среде казахстанских немцев с конца 80-х годов. Обширный доклад был сделан г-ном Германом, руководителем Союза исследователей истории российских немцев. Хочу отметить, что в этом и многих других докладах делался акцент на значении отдельных личностей в современной истории российских немцев. Большая полемика развернулась о роли Ю.Гаара, Г.Вормсбехера в немецком движении, влиянии Генриха Гроута, интерпретации его позиции как радикальной, оказавшей большое влияние на эмигрантские настроения российских немцев. Моё мнение по данному вопросу несколько иное. Полагаю, что исследователи, раскрывая роль отдельных личностей в немецком движении, недостаточно опираются на исторические события, сложнейшую экономическую и политическую ситуацию на постсоветском пространстве.

Перестройка открыла новые возможности для гражданского общества, вместе с гласностью, открытостью на нас буквально обрушился поток новой информации. Были оглашены скрытые доселе документы, доказывающие абсолютную невиновность российских немцев и незаконность применённых к этому народу репрессий. Мы получили право собираться, обсуждать любые, ранее запретные, темы. В докладах слабо освещён период, когда стала разваливаться структура верховной власти, когда президент страны оказался вне правового поля. Участники движения «Видергебурт» апеллировали к власти, надеялись на принятие весомых решений, ожидали главного — восстановления Республики немцев на Волге. Однако наши обращения к власти, испытывающей колоссальные проблемы, повисали в воздухе — в этот период никому не было дела до вопросов, поднимаемых на общенациональных съездах немцев. Следующий аспект рамочных условий, в которых мы оказались, — это наступивший коллапс экономики, когда предприятия закрывались, не выплачивалась заработная плата.

В своём вступлении я акцентировал внимание собравшихся именно на этих исторических реалиях, влиянии рамочных условий жизни на настроения в среде немцев. Полагаю, личности в тот период сыграли не столь значительную роль. Очень сильны были в народе эмиграционные настроения, формируемые в семьях, в религиозных общинах, диссидентских движениях задолго до перестройки и гласности. В Караганде люди выходили на площади с единственным лозунгом — «Дайте возможность уехать в Германию». Эмиграция набирала обороты в конце 80-х годов, и уже к 90-ым стала приобретать массовый характер. Эмиграционные настроения были невероятной силы, и никто из политиков, о которых говорилось на конференции, не мог оказать на эти настроения решающего влияния.

Вспоминаю участие в съезде немцев в 1991 году, когда уже после обеда зал опустел, потому что все активисты помчались в немецкое посольство получать антраги на выезд. Очень яркое описание настроений того времени представил в своих воспоминаниях Г.Бельгер. На съездах мы ломали копья в жёстких дискуссиях, обсуждали различные предложения по созданию немецкой республики. Но эти предложения не интересовали народ. Это была война генералов без армии, противостояния лидеров, страдавших «вождизмом». Никто не собирался одевать ватники, кирзовые сапоги и месить грязь где-нибудь в Ульяновской области, строя национальное образование, иллюзорное будущее для себя и детей. Общество было ориентировано только на выезд.

Такой же была ситуация в Казахстане. Когда мы пытались создать здесь объединение, открыть Немецкий дом, подавляющее большинство наших соплеменников эту идею не поддерживало. Тем не менее мы создали структуру самоорганизации, объединили многих людей. Обо всем этом я говорил на состоявшейся в Москве конференции. Проанализировать события того времени, дать им максимально объективную оценку — задача непростая. Поэтому прозвучало предложение о продолжении дискуссии на заданную тему в Казахстане, и я надеюсь, что в этом году в Астане будет проведена очередная конференция, приуроченная к 20-летию Ассамблеи народа. Договорённость об этом уже достигнута с Институтом истории РК, Международным союзом немецкой культуры, с Ассоциацией исследователей истории российских немцев, BIZ. Нужна дискуссионная площадка с приглашением свидетелей, участников тех событий, чтобы представить объективную картину событий, не скатываясь к воспеванию той или иной личности, выпячиванию роли вождей в нашей современной истории. Конференция в Москве показала, что точки зрения сильно разнятся, что существуют практически диаметрально противоположные мнения, и потому необходима кропотливая работа с архивами, свидетелями того времени. Никто не вправе ни приукрашивать, ни очернять нашу историю, в равной степени никто не вправе её переписывать, подводить под себя. Это очень важный вывод, который я сделал по итогам московской международной конференции.

В период пребывания на этом форуме я получил сообщение, что госсекретарь РК г-жа Абдыкаликова запланировала посещение Немецкого театра в Алматы, и я вынужден был срочно вылететь в Казахстан. Высокого уровня политик пришёл в Немецкий театр, чтобы оглядеть руины, в которые он сегодня превращён. Труппа показала отрывок спектакля, были обсуждены стратегические задачи, решаемые театром на современном этапе. Мы представили госсекретарю концепт развития, основанный на трёх китах: первый — это вложение в людей, формирование профессиональной труппы, образование, рост квалификации, трансфер знаний из Германии через преподавателей, специалистов, набор новой группы для обучения в Академии им. Жургенева.

Вторым китом программы является интеграция деятельности театра в структуру общественной самоорганизации этнических немцев. Это является на сегодняшний день важной стратегической задачей. Мы сталкиваемся с тем, что не все разделяют это предложение, некоторые не просто не видят перспектив в такой интеграции, а более того — противодействуют процессу. Однако вариантов нет, сегодня Немецкий театр, необходимый этническим немцам Казахстана, де факто передан в управление Ассоциации. Он нужен как институт, призванный сохранять, развивать и передавать знания о немецкой, европейской культуре всему населению нашей республики. И третьим китом этой программы является развитие казахстанско-германского переговорного процесса относительно сотрудничества в поддержке Немецкого театра. Эта стратегическая концепция была представлена госсекретарю, поддержана министром культуры РК.

Мы представили заявку на разработку проектно- сметной документации и ожидаем, что найдём союзников и деньги для того, чтобы приступить к строительству нового здания театра в Алматы. Это сегодня одно из важнейших условий для существования, сохранения немецкой этнической группы в Казахстане. И хотя нужно провести ещё много работы, включая переговоры с Министерством финансов, целым рядом депутатов казахстанского парламента, мы видим, что этнические немцы в Казахстане могут рассчитывать на поддержку не только Федерального правительства Германии, БМИ, но и правительства РК в деле возрождения Немецкого театра, во многом благодаря которому было создано казахстанское объединение немцев «Видергебурт».

Материал подготовила Лариса Гордеева

24/02/2015

Поделиться ссылкой:

x

X