Родилась я в хорошем месте, но судьба распорядилась иначе…

Назад

Юлия Макаровна Жданова, в девичестве Вальтер – удивительно милый человек. Несмотря на свой преклонный возраст – 89 лет – она с удовольствием приходит в Немецкий дом г.Алматы, участвует во многих мероприятиях, без горести и сожалений рассказывает о своей судьбе. Побывав в разных уголках Советского Союза, Юлия Макаровна влюбилась в солнечную Алма-Ату, не желая менять её ни на что другое.

«Родилась я 22 декабря 1926 года в хорошем месте, в г. Севастополе, где прожила до 1941 года. Жили очень хорошо, но судьба распорядилась иначе. Когда мне было 13 лет, началась война и всех немцев начали  депортировать. Так как мы жили близко к морю, вывозили нас пароходом. Сначала в Батуми, где  мы около пяти месяцев  работали на чайных плантациях. Потом было решено вывезти нас в Сибирь, пароходом в Новороссийск, далее в  телячьем вагоне в Барнаул. Распределили по баракам, несмотря на то, что мне только исполнилось 14 лет, я попала на 662 завод. Он был двухэтажный, без какого-то названия,  только под номером 662.
Детей было много, женщины в цеху на первом этаже шили шапки для танкистов, а мы сидели большой гурьбой этажом выше и прикручивали к ним дополнительные детали, наушники и так далее. Работали мы только шесть часов, больше нам не разрешалось. После работы сразу же бежали в барак, где выдавали по 300 грамм хлеба. Вся наша жизнь проходила впроголодь. Взрослые работали по 16 часов. Лишь в 1956 году немцам  разрешили уезжать, в Крым я уже не хотела, решила на Кавказ. Уж очень мне запомнились своим ароматом чайные плантации, город Батуми и Черное море. Мы договорились с девочками и поехали вместе. Снимали по трое комнату у местных. Удивительно гостеприимный и хороший народ аджарцы. Были очень приветливы к нам, частенько угощали кукурузными лепешками. Мы собирали чай только два месяца в году, в мае и сентябре, когда проходила вегетация. Хорошо помню ровные дорожки, с одной стороны шла грузинка Ламара, хорошая девушка, с другой стороны я. Ламара собирала аккуратно, словно букетом, но медленно, а я срывала быстро, так как хотелось заработать по-больше денег. Бригадир Отарий всегда ругал меня: «Юлия, что ты делаешь, шмагуешь? Вот Ламара молодец, аккуратно».  В конце месяца, когда мы шли за расчетом в бухгалтерию, я получала больше денег. Ламара всегда расстраивалась. Я ее успокаивала  и шутила: «Ламара, ты каждый день от бригадира получала похвалу, а меня ругали, теперь моя очередь». Заработанные деньги клала  в сберегательную кассу, снимала потом копейки, чтобы на еду хватало.
В 1958 году списалась с родителями, которые переехали в Алма-Ату, где семья ютилась в небольшой съемной квартирке. Мама у меня была неграмотной, но очень религиозной, прожила  70 лет. Папа всю жизнь работал в тяжёлых условиях, маму пережил всего на  три года. В Алма-Ате я устроилась в театр им. М.Лермонтова кассиром, в 1964 году мне дали квартиру, где я живу по сей день. Вышла замуж за Александра Гамбурга, который тоже работал в театре. Удивительный  человек, но ловелас, юбитель ходить по ресторанам. Спустя три года как отличного баяниста его пригласили в ГДР. Он звал меня, но из Алма-Аты я никуда уезжать не хотела.
В 1972 году вышла замуж за  Анатолия, с ним мы живем уже больше сорока лет. Удивительно, как мы, оба алматинцы, случайно встретились в Джамбуле. Он, работая на предприятии «Казэлектромонтаж», был в командировке, я сопровождала театр на гастролях. У Анатолия тоже была сложная судьба скитальца, во время революции его семья бежала из страны через Ашхабад, очень долго скитались, жили в тяжелейших условиях. Когда Сталин разрешил возвращение, прибыли в СССР, жили в Омске. После переехал в столицу Казахстана. Я благодарна судьбе, что она послала мне такого замечательного человека. Он очень хороший, с ним я встретила старость, что еще надо…»

Олеся Клименко

Поделиться ссылкой:

x

X