Выбрать страницу

Не так уж часто и не каждому посчастливится встретиться в своей жизни с живой столетней эпохой – 1919-2019 гг. Знакомьтесь: Мария Андреевна Рудер (Роледер), немка, считающая своей родиной казахстанскую землю (более 65 лет назад приехала она сюда вместе с семьёй). 9 июля 2019 года ей исполнилось 100 лет. Особую любовь испытывает она к месту, где живёт, – райцентру Теренколь (прежнее название Качиры) Павлодарской области. И неудивительно. На более чем 7 000 человек здесь построены три многоэтажные общеобразовательные школы, музыкальная и спортивная, имеются детские сады, Дома школьников, прекрасная набережная и многое другое. Место, где тебе уютно, покинуть не так-то просто. Это аксиома.

«Я живу здесь 65 лет и хочу, чтобы дети похоронили меня на этой земле. Потому что это моя родина… Я привыкла к этим местам, к людям. На целину попала уже в зрелом возрасте, когда человек больше мыслит, разбирается в жизни и понимает, что хорошо, что плохо», – признаётся Мария Андреевна.

В день юбилея эта уникальная женщина не была забыта. Её чистенький старый домик посетили высокие для неё гости из районного акимата во главе с акимом Ернуром Айткеновым. Корреспондент Ольга Гараева поместила в местной еженедельной газете «Заря» заметку, посвящённую этому событию. Поздравило Марию Андреевну и Павлодарское общество немцев «Возрождение» в лице Андрея Андреевича Вагнера, начальника Качирской ремонтно-электрической станции, члена правления ПООН «Возрождение», председателя немецкого национального центра села Песчаное.
Вспоминая о выселении немцев из Поволжья, долгожительница рассказывает: «В нашей с мужем (Александром Роледером, прим. авт) семье было четверо детей. Нас разделили: меня с детьми и свекровью угнали в Сибирь, а мужа чуть позже забрали в трудармию в Подмосковье, на шахты. Помню, как нас долго везли, как ночью выгрузили из товарных вагонов в придорожный кювет. Каждый хозяин нашёл подводу для своей семьи, и поехали мы на быках, куда глаза глядят.

Это был октябрь, 17 число, уже кружили белые снежинки. Поздно ночью мы добрались до пустого холодного дома, который нам выделили. Оттуда накануне выселили «кулаков». Выживали трудно. Во время работы на лесоповале в Сибири за три месяца (1 января – 1 апреля 1943 года – прим. авт.) я уже была опухшей от голода, еле-еле ходила. Нам давали только 600 граммов хлеба в сутки. Потом отпустили, умирать, наверное. Дали лошадь, чтобы довезла, но она была такой же слабой, как и мы. Пришлось её вести за уздечку, но я и моя подруга всё же добрались до деревни.

С благодарностью вспоминаю свою свекровь, которая не стала меня сразу кормить, а постепенно малым дозами откармливала, иначе я сразу бы умерла. Еду давала через каждые 2-3 часа, так продолжалось пять дней. Отёчность сошла, и я стала приходить в себя. Жилось трудно: землю пахали и боронили и на быках, и на лошадях, и даже на коровах.

Воссоединение нашей семьи произошло только через семь лет. В Подмосковье мы жили в неизвестном мне районе, на третьей шахте в бараке. Куда ни кинешь взгляд – бараки, бараки, бараки… Муж проработал там 17 лет. Уехали по совету его друга, который не хотел, чтобы его сыновья теряли здоровье в шахтах. Так мы оказались в Казахстане. В селе Зелёная роща жили в разваленном бараке, который делили с вдовой. Нам выделена была одна комнатушка, а семья тогда уже состояла из восьми человек. Затем дали дом. Я работала и поваром в детском саду, и буфетчицей в школе. Затем переехали в Качиры, и по сей день живу здесь».

В разговоре о языке посетовала: «Сама владею немецким языком, это моя родная речь. Дети когда-то учили его в школе. Живя в Зелёной роще, общались дома на нём. Они всё понимают – и дети, и внуки, и правнуки, – но сейчас нет этого языка в школе, очень жаль».

В свои сто лет Мария Андреевна делится: «Я только читаю в очках. У меня хорошее зрение. Всё делаю без очков: и стираю, и варю, и пирожки стряпаю, и немецкий кухен могу приготовить». Хорошее зрение, отличный слух, связная (с лёгким акцентом) речь, ясность ума – всё это присуще столетней Марии Рудер. Силу духа, внутреннее ощущение здоровья даёт долгожительнице, по её словам, постоянное общение с Богом, со святой девой Марией. Одна из её комнат украшена всевозможными иконами, лампадками и свечами (что-то наподобие светленькой уютной кельи).

Есть у Марии Андреевны и задушевная подруга Клава (она на 16 лет моложе), которая ежедневно наведывается на чай, чтобы поговорить: есть что вспомнить этим женщинам за их долгую непростую жизнь. Потерь было не избежать, к сожалению, никому. Не обошли они стороной и Марию Андреевну: смерть детей – что может быть тяжелее для материнского сердца… Из шестерых родных сегодня живы Елена, Роман, Александр и Андреас.

От второго брака (с Климентием Рудером – прим. авт.) у Марии девять приёмных детей. «Очень люблю и уважаю детей, внуков, правнуков и праправнуков. Ближе всех мне правнук Рома: и заночует, если надо, и продукты закупит, и хлеб принесёт». К слову, об этом замечательном парнишке-пятикласснике хочется добавить, что он является чемпионом Павлодарской области по велоспорту, имеет в своём арсенале 23 медали и около 40 грамот. Очень уважительно и с большой надеждой на будущее отзывается о своих наставниках Вячеславе Сергеевиче Наумове и Татьяне Александровне Бедриной.
«Я с удовольствием изучал бы родной язык своей прабабушки, если бы его преподавали в школе, сейчас учу английский и казахский», – откровенничает Рома Роледер.

Помогла разобраться в семейной династической линии Рудер присутствовавшая при разговоре Анна, она вместе с мужем Иваном Рудером специально прилетела на столетний юбилей свекрови. Оказывается, все приёмные дети дружно перебрались в Германию. Они звали туда и родителей, но отец был твёрд в своём решении.

Самый активный из детей Иван Рудер: он в течение года может раза два-три прилететь, чтобы проведать свою приёмную мать и оставшихся здесь родных по духу людей.

«Было и у меня желание переехать в Германию: очень дети звали. Была я там вместе с мужем в 2000 году, но он, человек глубоковерующий, не захотел оставить родные для него места. Вот и я теперь следую его примеру», – рассказывает собеседница.

Столетний рубеж – это не такая уж и интересная ноша, по словам героини этой заметки. На вопрос, есть ли у неё какие-то пожелания, ответила, глядя прямо в мои глаза: «Будь счастлива, доченька… Дети вот только мои уезжают…», – и лицо её озарилось святой материнской улыбкой.

Людмила Бевз

X