Творческие работы «Немцы на севере Казахстана. Истории и судьбы»

Назад

Говорят, что Родину, как мать, не выбирают… Я родилась на Севере Казахстана, в маленькой деревне, расположенной почти в трехстах километрах от областного центра. Вокруг нее нет лесов, ближайшие лески только в девяти-десяти километрах… Не знаю почему, но именно это место, эти безоглядные степи, затвердевшие от топота бесчисленных орд и племен, прошедших в давние времена по этой древней, потресканной от суховеев летом и свирепых буранов зимой земле, выбрали те люди, которые в далеком пятьдесят четвертом году приехали из разных республик осваивать целину.

 

Мне рассказывали старожилы, что на поиски центральной усадьбы Докучаевского совхоза первый директор В. М. Колтырин и его спутники выехали на гусеничных тракторах, пробивали дорогу в снегу, идя по компасу, стрелка которого должна была указать Батпақкөл – болотное озеро, около которого хотели вбить первый колышек с названием деревни. Ведь издревле люди селились там, где есть вода.

Более полувека прошло с тех пор…

Волею судьбы, в этом селе в тяжелые девяностые (так говорят родители, я, конечно, этого не помню) родилась я. Страна после приобретения независимости, только вставала на ноги: сокращались рабочие места, не было работы у папы, отключали электричество на целый день, и мои пеленки мама стирала по ночам, когда появлялся свет. Это были трудности того времени…Сейчас это уже трудно представить.

Прошло время, мне уже шестнадцать лет. Я учусь в колледже ЭТОК, веселюсь на дискотеках, гуляю с друзьями…

Чем старше я становлюсь, тем больше начинаю понимать, что мое беспечное детство обеспечено не только заботой государства, трудом многих людей, но в первую очередь моей семьи, моих родителей.

Я хочу рассказать о них.

Я, дочь своего отца, называю себя немкой. Моя казахская мама – Нурсулу Емпатовна Абдрахманова и мой немецкий папа – Артур Артурович Никляус. Но с огромной любовью я отношусь к своим нағаши — родственникам по материнской линии и ко всему казахскому народу.

Мои ата и әже –Абдрахманов Емпат и Альтиева Күляйра, прожившие очень тяжелую, но достойную жизнь, очень дорогие моему сердцу люди, являются для меня примером для подражания. Мой ата прошел всю Великую Отечественную войну, имел много военных наград, а после войны много лет добросовестно трудился в совхозе. Дедушка умер задолго до моего рождения, дало знать о себе ранение, полученное на войне. В дедушкином доме бережно хранятся его награды, походный кисет и военный билет. Әже моя – была очень мудрая, справедливая, твердая по характеру женщина, гостепреимная хозяйка и любящая мать шестерых детей, пользовалась большим авторитетом в ауле. И стар и млад шли к ней за советом, и для каждого у нее находилось мудрое слово.Да, издревле казахскийнарод отличали не только жажда свободы и справедливости, беспредельные отвага и смелость, но и великодушие, милосердие и сострадание.

Ныне всем известный нравственный наказ великого Абая «Адам бол!» — «Будь человеком!» включает в себя непростое умение в любой ситуации сохранять в человеке лучшие качества. Эта заповедь характеризует истинный гуманизм этого народа. Но обо всем по порядку…

На Западе громыхала война. Родина оказалась в смертельной опасности, а товарные поезда, набитые выселенным народом – немцами, наказанными державной волей, шли и шли на Восток, чтобы развести их по колхозам, хуторам, деревням и аулам. В небольшом ауле на берегу Ишима в Северном Казахстане семья моего прадеда Никляуса Готлиба оказалась не единственной немецкой семьей. В 1942 году они узнали, что сестры прабабушки — гроссомы – очутились в Кубани, двоюродные сестры прадеда Готлиба нашлись в Павлодарской области, тоже в разных поселениях. Не успели разузнать, куда разбросала судьба всех наших многочисленных родственников по дедушкиной, отцовской линии, как начался новый этап депортации: сначала забирали в Трудармию мужчин, потом – женщин. И опять родственники теряли друг друга из виду…

Потом пошел поток черных вестей: погиб на лесоповале брат прадеда Якоб, умерли с голоду от непосильной работы их дети. Людские потери в тылу были не меньше, чем на передовой.

Нечто подобное происходило почти в каждой немецкой семье. Есть такое казахское выражение: разбросаны, как кизяк в степи. В полной мере это сравнение относится к судьбе депортированного народа.

Мои дедушка-опа Артур Готлибович и бабушка- омаСофья Яковлевна с малых лет жили на казахской земле. Это очень трудолюбивые люди, добросовестные труженики, проработавшие в животноводстве более 30 лет. Они родили и вырастили одиннадцать детей, один из них – мой папа. Вернувшись из армии, он встретил молодую девушку – учительницу. Они полюбили друг друга, и создалась наша интернациональная семья. Так во мне и в моём брате Романе, который сейчас отдает свой долг Родине, проходя службу в Респуликанской гвардии «Ұлан»,сплелась судьба двух замечательных народов. И мне быочень хотелось вобрать в себя их лучшие качества: трудолюбие, сдержанность, пунктуальность немцев и радушие, толерантность и гостеприимство казахов.

«Силу подлости и злобы одолеет дух добра»- сказано Борисом Пастернаком. И это доказано историей.

В девяностые годы сестры папы со своими семьями переехали в Германию. Ездил в гости туда и мой папа, но, вернувшись домой, сказал: «Нет лучше земли, чем моё маленькое село». Я тоже считаю так. Если я по национальности немка, то это вовсе не значит, что Родина моя непременно Германия. Да, у меня нет «моей Германии», её нет у моего отца, не было у деда, и даже у прадеда. Для нас Родина – Казахстан. И я думаю, что так считают многие наши соплеменники.

Мы часто по телевизору слышим, в прессе читаем слова доброй зависти по поводу взвешенной национальной политики президента Н.А.Назарбаева, обеспечившей нашей республике мир и межнациональное согласие.Стремление к согласию живёт в крови каждого народа, но особенно оно развито у казахстанцев. Оно порождено щедростью казахской земли и характером самого казахского народа, всегда широко распахивавшего душу всем, кого волею судьбы забрасывало в эти суровые края. Для всех эта земля становилась материнской, и пустившие здесь корни семьи и народы обживались добротно и навсегда. Сегодняникто не чувствует себя в Казахстане временным гостем, приобретая здесь прекрасное умение – умение жить одной дружной многоликой семьёй.Поэтому чувство казахстанского Отечества одинаково присуще как самому казахскому народу, давшему название этой земле, так и всем другим населяющим республики народам.

Я горжусь тем, что в 2010 году наша страна, председательствуя в ОБСЕ, поставила в основу модель казахстанского межнационального согласия. Значит, мир и согласие на нашей земле есть результат искреннего родства и мудрости проживающих здесь людей, за чьими плечами далёкие исторические отечества. И все они, пустив глубоко корни, обретали настоящее Отечество.

Трудно представить Казахстан без оказавшихся здесь по воле судьбы немцев, корейцев, ингушей и представителей многих других народов, гонимых страшной казарменной системой, но всегда чувствовавших сердечность и доброту древних хозяев этой земли. Да и сами народы, находясь в изгнании, многому научили местных казахов. Немцы – аккуратности и практичности, корейцы – рачительному обращению с землей, чеченцы и ингуши – этнической солидарности. Люди разных национальностей учились вместе строить и содержать дома, выращивать хлеб, осваивать национальные кухни.

А созданная Президентом Ассамблея народа Казахстана – новый и единственный в мире пример гармонизации отношений между людьми. Совсем недавно мне в руки попалась замечательнаякнигаруководителя нашего колледжа Александра Мерка «Две судьбы». И закончить свой рассказ хотелось бы словами из этой книги, которые запали в мою душу: «Нет лучших. И мы не можем достичь мира, взаимопонимания, пока не научимся говорить одним голосом. Этот голос должен быть голосом разума, голосом сострадания, голосом любви…».

Камила Никляус

________________________________________________________________________________

Ольга Владимировна Морева (Лейман) Всю жизнь человек чему – то учится. Не случайно говорится: «Век живи – век учись». Моя жизнь ещё не столь велика, но я уже сама учитель. А учат нас не только родители, учителя, люди, друзья. Учит нас и память, которая даёт шанс заглянуть в будущее через прошлое, даёт возможность понять себя как частичку Вселенной.

Моё прошлое – моя радость и боль. Я немка до последней клеточки своего тела, своего сознания. Это я усвоила ещё в детстве, когда бабушка Энгель Анна Ивановна вела беседы с нами, своими детьми и внуками, на немецком языке. Перед сном мы вместе с ней читали вслух молитву на немецком языке с просьбой у Всевышнего о лучшем завтрашнем дне для родных, близких, знакомых и всех добрых людей. Она включала нам иногда пластинки со сказками, иногда рассказывала свои сказки, вмиг превращаясь в добрую сказочницу. Так родной язык проник в моё сознание уже в отчем доме.

Моя бабушка Лейман (в девичестве Энгель) Анна Ивановна родилась в с. Полеводино Марибурской АССР 28.10.1928 года. Она росла в семье католиков, где свято чтили «преданья старины глубокой», соблюдали обычаи и традиции немцев, как положено, отмечали Пасху, Рождество и другие праздники. Бабушка закончила 3 класса. Немецкий, свой родной язык, она знала от родителей, Марии и Ивана Энгелей. С 1942 по 1948 годы Oma работала дояркой в колхозе, затем – санитаркой в Марьевской больнице. Моя бабушка – многодетная мама. Она родила и воспитала 6 детей: Анну, Александра, Марию, Ирину, Константина и Владимира.

Самый младший из её детей, Лейман Владимир Фридрихович, — мой отец. Лейман Владимир Фридрихович. Мой папа вместе с мамой Светлана Георгиевной сохранили в семье дух немецкого народа, дух уважения к старшим, внимание к младшим, индивидуальный подход в воспитании детей.

Дедушка моего отца Лейман Фридрих Иванович, родился 23 декабря 1904 года. По воспоминаниям отца он был хорошим печником.

Помню, как Oma каждое утро провожала меня и моих сестёр сначала в детский сад, а затем в школу. Проснувшись утром, мы садились за стол, где уже стояли готовые свежие пирожками и чай. Пирожки с картошкой, капустой, ой, какие вкусные!

Именно от бабушки я научилась замешивать тесто для пирожков, штрудлей, лапши.

«Фирменным» блюдом семьи был Kuchen. Когда приезжали многочисленные семьи детей и родственников моей бабушки, то на светлой просторной веранде ставили три стола, вокруг которых и усаживались гости. Kuchen приводил всех в восторг: большой, рассыпчатый, вкусный. По мере того, как все наедались, то я замечала, что женщины, мои тёти, постепенно расстёгивают замочки на юбках – показатель вкусной еды, от которой никак нельзя отказаться.

Дома Oma называла нас, внуков, meine Kleine, а мою сестру Лену – «Lensi — popensi». Эти слова стали для нас родными на всю жизнь.

На все случаи жизни у Omchen были разные фартуки: для огорода, для сарая, для дома. Эти фартуки, как и её платья, были яркие, цветные. На голове – обязательно яркий платок. Кажется, они улыбались доброй улыбкой самой бабушки, всегда жизнерадостной и приветливой.

А уж рукодельницей она была знатной: вышивала нитками мулине, сама пряла пряжу на домашней прялке, вязала носки, рукавицы, шила. Помню эти носки: полосатые, цветные – точно элемент национального немецкого костюма. Быт нашего дома украшали вышивки бабушки: салфетки на спинках диванов, скатерти на столах, наволочки.

Летом бабушка, я и мои сёстры, Марина и Елена, вместе собирали ягоды, варили варенье, компот, лепили вареники, а потом их всей семьёй ели.

Моя Omchen всегда была в кругу детей. Так, к ней в холода приводили до 15 детей, их родители шли на работу, а она для каждого готовила индивидуальный обед: кому суп, кому — манную кашу, кому — рисовую, кому – пшённую.

Были и такие моменты, когда она нас «учила жизни». При этом речь бабушки была на немецком языке: «Ach, du, krause Katze». И, сложив руку в кулачок, она тихо постукивала нас по лбу. Сразу же становилось стыдно и обидно за себя или за сестёр, хотелось уткнуться к ней в подол лицом, просить и просить прощения.

Однажды Oma заболела, и мы с сестрами устроили ей концерт, переодевшись в её же платья, платки, накрасившись её же губной помадой. И мы долго не могли понять её реакции: она плакала! Как оказалось, это были слёзы радости и счастья: мы пели на немецком и русском языках!

Вспоминая детство, понимаю, что от Omchen у меня многое: умение вести домашнее хозяйство, аккуратность в делах, как отмечают все, любовь к детям, интерес к жизни.

Став взрослой, уже имея свою семью – мужа и сына, я осознаю, как мне дорого моё детство, моё прошлое, мои предки. Пришло понимание того, что будущее моего сына – это моё прошлое и настоящее.

И чтобы сохранить в себе и в семье немецкую идентичность, я самостоятельно учу немецкий язык, посещаю курсы немецкого языка от организации «Wiedergeburt», принимаю участие в деятельности ФЦВ «Sonnenschein», являюсь руководителем кружка танцев, составляю родословную своей семьи, интересуюсь и сохраняю обычаи моих предков, стараюсь хорошо работать, продолжаю своё профессиональное образование.

Надеюсь, что когда – нибудь и мои дети и внуки скажут обо мне доброе слово. А моей бабушке желаю ещё долгой памяти у многочисленных потомков. У неё их много: шесть детей, 17 внуков и 23 правнука. Это зависит и от меня. Глядя на фотографию Omchen, я говорю с любовью и нежностью: «Omchen, ich liebe dich. Danke fuеr alles».

Поделиться ссылкой:

x

X