Вечная память жертвам репрессий

Назад

В Актау почтили память тех, кто незаслуженно страдал в «сталинских жерновах».

Для многих казахстанцев 31 мая – особый день. День трагедии и скорби. Шестой год жители Актау собираются возле памятника Жылау Мынбаеву, чтобы почтить память жертв политических репрессий.

Вот и председатели ЭКО АНК Актау отдали дань уважения тем, кто боролся за справедливость, всем, кто пострадал без суда и следствия. Руководители этнокультурных центров возложили цветы к памятнику председателю Центрального исполнительного комитета Казахской АССР Жалау Мынбаеву. Имя крупного политического деятеля, выступившего против сталинских репрессий в защиту простого народа, долгие годы было под запретом.

Минута молчания кажется вечностью. О чём думает каждый из присутствующих в этот момент? Председатель Актауского немецкого общества «Возрождение» Маргарита Клее не смогла сдержать слёз. Воспоминания накрывают, снова и снова заставляя возвращаться в то время, когда люди выживали в нечеловеческих условиях.

Родной Крым

В 1732 году Крымский полуостров стал вторым домом для немецких семей, которые пришли в эти края в поисках лучшей жизни. Среди них были и Клее – семь мужчин и одна женщина. Целых два года добирались они из Баден-Бадена до деревни Мамут-бай, Евпаторийского района. Почему так долго? Всё просто: расстояние в тысячи километров Клее преодолели пешком…

Согласно Манифесту Екатерины II переселенцам выделили участки земли, дали подъёмные. С годами немцев стало больше, появились новые традиции, которые привнесли в привычную жизнь уроженцев Германии коренные жители. Тем не менее, историческую Родину никто забывать не собирался. Теперь уже российские немцы бережно хранили то, что передали им предки. Спустя двести лет Крым для немецкого народа действительно стал вторым домом. Переселенцы обзавелись хозяйством, наладили производство. А их деревни стали напоминать маленькую Европу. Тем больнее было расставаться с этим земным раем…

У вас больше нет дома…

Новость о начале Второй мировой войны российские немцы восприняли с тревогой. Каждый день, провожая на работу своих родных, читали молитвы о здравии и о том, чтобы беда обошла их стороной. Не помогло. В августе 1941 года в немецкие дома по всему Крыму стучали солдаты и представители надзорных органов. Наделённые правом вершить судьбы, дали на сборы пару дней. В ответ на многочисленные вопросы — лишь молчание. Тогда немцы поняли, что больше дома у них нет…

— 16 августа моя бабушка Филиппина – папина мама – скончалась от кровоизлияния, — вспоминает Маргарита Клее. – В Крыму земля жёсткая, каменистая, могилу копать было долго, времени оставалось немного. Тогда мой отец, в то время 16-летний юноша, вместе с сестрой, завернули тело бабушки в ковёр. На кладбище нашли свежую могилу, подкопали ямку. Так и похоронили.

Ад на земле

В августе 1941 года крымских немцев разбросало по всему Союзу. Старшего Клее – Рудольфа Францевича – выслали на север Казахстана, в Петропавловск, его сын Отто попал на золотодобывающий завод в Горнозаводский район, Молотовской области (позже Пермская область), а дочь отправили в Караганду. На предприятии Отто Клее обучили профессии токаря, которая стала для него кормилицей на всю жизнь.

Дабы высланный люд не сбежал, при заводе построили зону. По воспоминаниям выживших, здесь был настоящий ад – в бараках, рассчитанных на десять человек, проживало в три раза больше. С теснотой как-то справлялись, больше погибали от нехватки продовольствия. Голодные и измождённые люди пытались работать, но долго не выдерживали. Счёт умерших за день исчислялся десятками…

Такие не выживают…

После окончания войны стало немного легче. В 1949 Отто Рудольфович встретил свою любовь. Лидия Мишкина оказалась немкой, но вот только родилась она в Сибири. В тот же год молодые люди поженились. Жилище новой семьи – небольшая землянка на две тесные комнатки, но и этому Клее были рады. А спустя некоторое время Отто узнал, что скоро станет отцом.

Шёл конец ноября 1950 года. Где-то среди леса пробивали железнодорожные пути. Задача трёх работниц, среди которых была и Лидия Клее, в тот день: вручную затащить рельсы на насыпь. Линии электропередач, которые проходили совсем рядом, стали причиной трагедии: рельс коснулся проводов… две женщины погибли на месте. Лидию отбросило в лес на 30 метров. Здесь-то и родилась малышка, которой было всего шесть месяцев…

— Между комнат в нашей землянке была буржуйка. Отец сделал металлический ковшик, который цеплялся за неё. Меня укутали и положили в этот ковшик. Так я и «дозревала», — рассказывает Маргарита Оттовна.

Имя девочке не давали, была высокая вероятность того, что ребёнок не доживёт до нового года. Месяц спустя случилось то, что до конца своей жизни Маргарита Клее будет вспоминать как чудо. Переночевать в землянке попросилась супруга друга отца.

— Она оказалась врачом, промыла меня марганцем, протёрла, снова промыла. А спустя пару дней я уже смогла пить мамино молоко, — говорит моя собеседница.

Глоток жизни

В 1953 году надзор за депортированными ослаб, и Отто Клее попросил о переводе в Петропавловск, к отцу. В сам город не пустили, определили токарем в четвёртое поселение.

— Жили в вагончиках, бараках. Было холодно, мороз пробирал до костей, но после зоны — это был глоток свежего воздуха. Помню зимние «прогулки» в школу: от каждого двора до школы была протянута проволока. Мы закрывали глаза, чтобы снег и ветер не попадали, и по этой проволоке добирались.

Лишь после 1956 года появилась надежда на возвращение в Крым, однако после снятия комендатуры крымских немцев так и не пустили к себе домой. Но они старались держаться вместе, особенно крепка была дружба восьми семей. Пару лет этот «клан» ездил в разные посёлки – от стройки к стройке. А в 1961 году они перебрались на юг Казахстана, к станции Чу.

— Предложили работу — поднимать село Новотроицкое. Местные жители поставили нам четыре юрты, помогали всем. Даже зарезали барана. Знаете, я в 11 лет впервые поела мяса, — призналась Маргарита Клее.

Со временем каждой немецкой семье построили добротные дома. Немцы – народ работящий и трудолюбивый, поэтому таких специалистов в районе ценили и уважали. Отто Клее работал токарем, а его супруга — поваром в детском саду. К сожалению, оба умерли в 62 года, сказался 18-часовой рабочий день в зоне…

После окончания школы Маргарита Оттовна отучилась в Москве на модельера-закройщика, а потом переехала в Актау. Здесь вышла замуж, родились дети.

— Никогда не забываю те трагические события в жизни нашей семьи. Это невероятно тяжело и больно. Мои предки лишились всего: дома, хозяйства, любимых, второй Родины. Я восхищаюсь и преклоняю голову перед теми, кто смог пережить то страшное время… — вздыхает Маргарита Клее.

Подготовил Константин Сергеев

Поделиться ссылкой:

x

X